11 апреля 2021 22:21

Саров в кольце огня

Бульдозерист награждён медалью за спасение города от пожара


Материал стал победителем конкурса публикаций дорожных газет за июнь в номинации «Лучший очерк»

В какую-то минуту Владимир потерял мастера из виду, и ему показалось, что это конец. Вот только что Сергей кричал: «Не останавливайся, вспомни, как мы с тобой зимой на лыжне побеждали!» И Владимир делал ещё несколько шагов. «Тебе нужно победить, чтобы вернуться за машиной!» И он снова бросался вперёд. «Кто будет кормить твоих дочерей?» И он успевал уклониться ещё от одного падающего с неба огненного клока…

В будни Владимир Васильев – скромный труженик
И вот сейчас Владимир Васильев замер, закрыл глаза: «Господи, пусть Сергей выберется! Спаси хотя бы его!»
В спину резко толкнуло: «Вова, это я, Серёга! Мне привиделось: справа бортовой «УАЗ»!»

Они закрутились на месте. На самом деле ничего, кроме огня и рваного неба, увидеть было невозможно. Только мутное пятно солнца иногда выплывало из дыма. И всё же Васильев двинулся за мастером. Через четверть часа и сам он отчётливо – как на рентгене – увидел сквозь горелые стволы контуры маленького грузовика, который, казалось, медленно уплывал от них вдаль. Оба закричали, потом ещё… Только бы машина не оказалась брошенной, только бы в ней были люди!

Когда Владимир дотронулся руками до капота «УАЗа», он рухнул без сознания.


«ДЭТ», дружище!

Деревенский парень, машинист бульдозера, работяга. Два десятка лет назад Владимир устроился в отдел рабочего снабжения на станции Канаш Горьковской железной дороги – экскаваторщиком. Женился, родили двух дочек. Зарплаты стало не хватать. Подрядился на север в Ямало-Ненецкий округ строить школу: грузил песок, щебёнку, стройматериалы, чистил снег. Но и там перестали платить. Вернулся в родную Чувашию.

Вспоминает: встал в тот день на пешеходном мосту через железнодорожные пути и долго смотрел сверху на новенькие трактора за сетчатым забором – здесь база восстановительного поезда. Вот бы ему такой трактор! Горы можно свернуть!

Решился прийти на приём к начальнику поезда Валерию Казначееву. Надо признать, такому работнику руководитель был рад, знал его по орсу: аккуратный, исполнительный, дисциплинированный. Дал гусеничный бульдозер «ДЭТ-250». Сама по себе техника тяжёлая. «Осилишь ли, Васильев?» Тот кивнул – человек он не очень разговорчивый.

Тягач устанавливают на платформе. Работать приходится, можно сказать, в воздухе: подняться по ступеням, спуститься... Операции – только по команде, которую передаёт рация. Чуть ошибся – твоя техника с платформы набок. Это сейчас «ДЭТ» для Васильева игрушка, слушается, как преданный пёс. А вначале долго притирались друг к другу.

Бульдозеров в восстановительном поезде Канаш три. Есть ещё два крана, два вагона-электростанции, гидроустановка для подъёма локомотивов-вагонов: домкраты, насосы. Есть автомобиль «Урал», тоже напичканный всякими полезными штуками вроде накаточных башмаков и приспособлений для быстрого подъёма состава при аварии.

Всё это обслуживают три десятка человек: машинисты кранов и бульдозеров, помощники машинистов, стропальщики, сварщики, электромонтёры, даже проводницы пассажирских вагонов есть. В «штатное» время их канашский штаб – это новое красивое здание со шпилем (находка проектировщиков, вписавших сооружение в местный архитектурный ансамбль с расположенным рядом православным храмом).

А вот во «время Ч» восстановительный поезд – почти автономная структура, которая может со своими запасами несколько дней прожить хоть на Луне. Задача его – поднять, поставить на пути сошедшие с рельсов вагоны и локомотивы и как можно скорее открыть движение.

Патрулируемый участок Канашского восстановительного – Алатырь, Канаш, Чебоксары, Новочебоксарск... Но, если случается, он готов идти в любом направлении. Случается не часто, к чести железнодорожников. В 2012-м выезжали один раз – на 581-й км перегона Канаш – Шоркистры. Сошла пустая цистерна.

Хотя выезды восстановителей на договорные работы (к путейцам, связистам, эсцебистам и др.) – дело будничное. Таких выездов за последние полгода было 49. Кранами перемещали тяжеловесные грузы, дважды заменяли вагонные замедлители для хозяйства автоматики и телемеханики, бульдозеры делали планировку полосы отвода.

Кстати, полоса отвода – конёк Владимира Васильева. Работник работнику рознь – это хорошо знает и бригадир. Один отпланирует полосу отвода красиво, гладко – как отутюжит, а у другого – ямы да кочки. Так вот, полоса, спланированная Васильевым и его «ДЭТом», – «картина маслом», как выражаются машинисты электровозов, для кого и расчищает обзор Владимир. Он не бездумно толкает отвал бульдозера – огромный нож-скребок на передней части машины. Он чутко ловит момент: где отвал приподнять – если «под ногами» низинка, где опустить – если наезжаешь на пень с корневищами. Мало того что получается «красота от души». Важнее, что выкорчеванный сегодня пень завтра не даст поросли и не сведёт всю работу насмарку.


Верховой пожар

Тот августовский вызов в кабинет начальника поезда не сулил особых тревог. Нужно было сменить бригаду, отработавшую неделю на пожароопасной территории в Мордовии. В командировку с двумя коллегами – Олегом Фёдоровым и мастером по тягловой технике Сергеем Григорьевым – отпустили и Владимира Васильева.

Говоря о работе, Васильев всё время употребляет это слово: «меня отпустили стропальщиком», «отпустили на планировку», «отпустили чистить снег». Он – как сжатая пружина: всегда готов к выполнению задания.

На августовских заповедных пожарах перед бульдозеристами Канашского восстановительного поезда поставили задачу – расчищать лесные просеки на территории лесного заповедника. Добавим существенное: заповедника, расположенного на границе с закрытым административно-территориальным объединением города Саров. Уже одно название города знающим говорит о многом: Российский Федеральный ядерный центр и кольцо лесного огня – вещи несовместимые.

Далее – телеграфным стилем из представления к правительственной награде. Учитывая нарастающую сложность пожароопасной ситуации, бригада работала без отдыха вторые сутки подряд. С заходом солнца отдохнуть не удалось. Бойцы МЧС залили в трактор солярку, и человек с большими звёздами на погонах попросил: «Ещё немного, ребята! Героями будете!» За тяжёлую ночь в непроходимом лесу трактором восстановительного поезда была расчищена для пожарных машин МЧС просека длиной 4 км. Работали в непосредственной близости от разворачивающегося низового пожара, переходящего в верховой. Утром ветер резко переменил направление, и верховой пожар стремительно развернулся в сторону работающих людей.

Когда огонь окружил место работы и стало понятно, что бороться с ним нет возможности, Васильев направил трактор в редколесье, чтобы спасти его. В раскалённой кабине, сбивая языки пламени, он вывел машину к болоту. Выпрыгнув из загоревшейся кабины, бульдезерист вместе с мастером Сергеем Григорьевым несколько часов выбирался из окружения огня.

...Медаль «За отвагу» вручена Владимиру Васильеву 8 июня 2012 года в Президентском зале Нижегородской ярмарки.
– О геройстве не было даже мысли, – говорит сегодня Владимир. – Больше того, когда медики привели в сознание, первая мысль была: я – преступник! Бросил в горящей тайге технику!

Целые сутки они с Сергеем Григорьевым пытались получить у высоких генералов разрешение вернуться за трактором. Не жалея сожжённого горла, Васильев просил: «Пустите! Я запомнил место. Я его найду».

Им запретили: лес полон «карандашей» – выгоревших изнутри деревьев, готовых обрушиться от малейшего колебания почвы. Трактор вывезли позже. Сегодня он стоит в Канаше – в трёх метрах от восстановительного поезда: израненный герой, которому предстоит серьёзное лечение. Отмытый и прикрытый новым холстом, он похож на бодрящегося ветерана: даже краска кое-где сохранилась. Это удивительно, потому что пожарная водовозка МЧС, которая прикрывала бригаду восстановителей, сгорела полностью.

А в Канаше жёны и матери железнодорожников приходят, чтобы погладить железные бока трактора – машина приняла на себя самое страшное. Женщины узнали о случившемся только по возвращении героев: в основном из репортажей центрального телевидения. Особо не расспрашивали, лишь ещё раз проверили тайные кармашки с молитвами, которые зашиваются в рабочие спецовки любимых. Они знают: в восстановительных поездах не любят рассказывать байки о своей работе.

Лариса Андрюшина,
корреспондент газеты «Волжская магистраль»
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30