25 октября 2021 22:47

Инструкция к получению

Скептический подход к внедрению стандарта IRIS обрекает его на провал

Разговоры о необходимости перехода железнодорожной промышленности на перспективный стандарт качества IRIS идут давно. Ставятся сроки, проводятся конференции, но по этому стандарту уверенно работает совсем немного предприятий, рассказывает Владимир Медведев, заместитель генерального директора по качеству и сервису ОАО МТЗ «ТРАНСМАШ».

Стандарт IRIS позволяет поминутно организовать рабочий день
– Какие первые шаги вы предприняли для перехода на новый стандарт?
– По ISO мы получили сертификацию ещё в 2002 году, когда, как и в ситуации с IRIS, мы стали одними из первопроходцев. Тогда, как и сегодня, переход на такой режим работы был связан не с тем, что кто-то нас заставлял, а с тем, что у нас всегда было понимание того, что работать нужно по системе, – это не только серьёзно помогает в деятельности, но и создаёт определённый положительный имидж предприятию.
Когда мы узнали о существовании IRIS, то, долго не раздумывая, создали в 2008 году программу подготовки. Три года нам понадобилось, чтобы переработать все стандарты и разработать новые (поскольку требований у IRIS в два раза больше, чем у ISO). Многое было в новинку – расчёт жизненных циклов продукции, рисков и т.д. Мы составили матрицу ответственности, на каждый стандарт назначили ответственное лицо. Это IRIS не предусматривает, но зато здорово помогает в переходе на новый режим работы.
На каждый вид деятельности была разработана матрица ответственности, в которой перечислены все процессы и обозначено, кто руководитель процесса, а кто владелец процесса. Были указаны критерии: ключевые показатели деятельности по каждому процессу, как измеряются и какой должен быть показатель. Такое решение позволяет сразу структурировать работу и распределить ответственность оптимальным образом.

– Существующие стандарты тоже приходилось перерабатывать?
– Разумеется. Мы пригласили консалтинговую фирму, представители которой подробно ознакомились с нашим предприятием, дали свои рекомендации относительно того, что нам нужно изменить в своих стандартах, и примерно до конца 2009 года мы занимались их переработкой. Возникали сложности и такого плана, что стандарт IRIS не стоит на месте, и нам приходилось постоянно что-то дорабатывать.
Когда Объединение производителей железнодорожной техники организовало тематический семинар на Ижевском радиозаводе (они первые, кто ввёл у себя IRIS), там присутствовал наш представитель, и после того, как он увидел IRIS на практике, пришлось большую часть наших стандартов переделывать ещё раз.

– С чего начинается IRIS?
– В самом начале было тяжело – ведь довести новый стандарт нужно до всего персонала. Мы организовывали обучение, сперва для узкой группы специалистов, в основном конструкторов. Купили опросник IRIS, а в нём, к слову, больше 250 вопросов, и большая часть из них предусматривает несколько вариантов ответов.
По этому опроснику нужно было пройти предварительный аудит, в нём содержится также полтора десятка «нокаут-вопросов». Это такие вопросы, при отрицательном ответе на которые аудит сразу прекращается. Или, как выразился аудитор из Bureau veritas certification rus (компания, с которой мы работали), «как только вы ответите «нет», я поблагодарю вас за кофе и поеду домой». Причём на «нокаут-вопросы» недостаточно просто ответить «да» или «нет», требуется подтвердить свои слова документально или визуально.
Предварительный аудит мы прошли успешно, и через короткий промежуток времени нам был назначен полный аудит. Неделю у нас работали три аудитора, и это для нас стало настоящим экзаменом, за ходом которого наблюдал весь коллектив. Аудиторы с переводчиками разошлись по группам, на которые было поделено предприятие. Нам был представлен план по времени, в котором был расписан каждый час работы. Конструкторы, производственный отдел, непроизводственные подразделения, такие как бухгалтерия. Вплоть даже до транспортного цеха, ведь и в его работе могут быть риски. Например, вышла у нас машина из предприятия в Тульской области и сломалась. А у нас, согласно стандарту, уже есть план на этот случай: если эта машина сломалась, то вместо неё поедет другая машина, с другим водителем. Как раз одно из преимуществ работы по схеме – это то, что зачастую в критических ситуациях даже задумываться не нужно – всё уже учтено. Поначалу мы не всегда могли понять, когда нас представитель консалтинговой фирмы пытался научить работать.
Например: зашёл он в кладовую и спросил, не было бы проще повесить схему размещения того, что и где у нас лежит. Мы попытались объяснить, что кладовщик и так всё знает, а тут выяснилось, что кладовщик заболел и люди вынуждены практически наугад искать то, что им нужно. И вопрос установки такого щита стал для нас очевидным.
Так что, с одной стороны, IRIS – это непросто, не зря же мы три года готовились. А с другой – ничего сверхсложного нет, изучи стандарты и выполняй их, и в этом главное преимущество стандарта.
Мы проверялись абсолютно по всем направлениям – ни один отдел, ни одно подразделение не уклонилось от внимания аудиторов. Наконец в декабре прошлого года получили сертификат.

– Дополнительные проверки предусмотрены?
– Практически каждый год. Сертификат мы получили на три года. В течение этого мы ждём инспекционный контроль. На следующий – ещё один инспекционный контроль. А через три года – ресертификация, то есть весь процесс придётся проходить снова. А основной принцип действия IRIS – это постоянное улучшение, то есть мы должны работать всё лучше и лучше. Если мы работаем также, то нам сертификата не видать. Сертификация идёт по баллам, и на первый сертификат необходимо набрать не менее 495 баллов. Проверка, кстати, идёт ещё и по ISO. А мы, то ли к сожалению, то ли к счастью, набрали 624 балла, так что к следующей крупной проверке мы должны улучшить этот результат, что будет непросто.По итогам аудита нам было выписано тридцать рекомендаций, направленных на улучшение. Если инспекционная проверка удостоверится в их выполнении, то мы получим дополнительно тридцать баллов.

– Как повлиял переход на IRIS на работу предприятия и на взаимодействие с партнёрами?
– Основной принцип перехода на новый стандарт – это лидерство руководителя. Если генеральный директор просто даст поручение и самоустранится от его выполнения, никакого эффекта не будет. Он должен принять самое активное участие в процессе, как это было на нашем предприятии. Иначе некоторые руководители могут отнестись на первых порах к процессу скептически: мол, зачем это нужно, и так работаем.
Теперь у нас не руководитель ходит и рассказывает, как мы хорошо работаем, ведь аудитор не только с руководством работает, он со всеми разговаривает. И чтобы пройти сертификацию, необходимо довести её смысл до каждого работника предприятия, чтобы каждый знал, как он должен работать и какова конечная цель его деятельности.

Беседовал Евгений Бузев


Справка «Гудка»
    IRIS – международный стандарт качества железнодорожной промышленности, который принят во многих странах мира. Его главная цель – создание системы менеджмента бизнеса, которая позволяет проводить постоянные улучшения, придавая особое значение предотвращению и сокращению дефектов в цепи поставок.
    ОАО «РЖД» ставит вопрос о переходе в ближайшие годы на стандарт IRIS всей отечественной железнодорожной промышленности.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31