19 июня 2021 11:56

Дорога инженера Гарина

Мотриса прошла по мостам времени

На Куйбышевской магистрали есть небольшая ветка, всего 82 км длиной. Она идёт от станции Кротовка до Серных Вод. Ветка тупиковая, неэлектрифицированная, на деревянных шпалах. Но зато на ней 39 мостов. Самый протяжённый из них – 168 м, самый короткий – 6,7 м. Построил эту ветку известный инженер Николай Гарин-Михайловский в 1897 году.

Здание вокзала Серные Воды за сто с лишним лет почти не изменилось
Строительство этого ответвления от Самаро-Златоустовской дороги началось в 1895 году. На момент постройки линия насчитывала всего несколько станций – Тимашево, Александрово, разъезд Сарбай, Кабаново, Серные Воды и Сергиевск. Она была узкоколейной, с облегчённой инфраструктурой – меньшим станционным штатом, количеством техсредств, упрощённой конструкцией мостов. Однако управление дороги потребовало установить здесь всё, что обычно должно быть на широкой колее. Это удорожило проект почти вдвое и растянуло строительство ещё на год. При этом от станции Тимашево до Сергиевска ширина колеи составляла всего метр.

Сначала узкоколейка предназначалась для развивающихся заводов Среднего Поволжья. Но главную известность эти места получили благодаря богатым месторождениям серы и знаменитым минеральным ключам. Так и назвали станцию – Серные Воды.
– Ветка интересна для музея истории дороги. Это готовый экспонат под открытым небом. Здесь есть жезловая сигнализация, станционные постройки, старинные мостовые сооружения, – говорит методист музея истории КбшЖД Александр Лысак.

Чем объясняется обилие мостов на невеликом участке, корреспондент «Гудка» решил выяснить на месте. Как говорят железнодорожники, в ходе натурного осмотра.

Из Кротовки мы выехали на путейской мотрисе. Под тёплым летним дождём лакированная кабина мотрисы казалась приветом из далёких 50-х, будто правительственный «ЗИС» на железнодорожном ходу.

Машинист Виктор Мухин привычно повернул контроллер, дал гудок, и мотриса, набирая скорость, потянулась вдоль станционных построек, забирая правее наливных эстакад. Промелькнули поржавевшие паровозы и вагоны на путях отстоя, старинная мазутная заправка, будка обходчика, ручная стрелка. А дальше следы цивилизации затерялись в кустах и лесопосадках.

А когда вышли на Серноводскую ветку, поняли, в чём разница между главным ходом и старенькой решёткой. Ведь здесь уложены 25-метровые рельсы, и когда мотриса прибавила обороты, каждый стык старался заявить о себе: мол, я ещё держусь и жду лучших времён. Свист, скрип, глухие удары наводят на мысль о перемещении во времени.

Несколько километров мотриса тянется вдоль лесополосы. Деревья нависают над дорогой, образуя тоннель из листвы. Кажется, что колея упирается в стену леса, но при приближении оказывается, что это кривая малого радиуса, и дорога почти под прямым углом забирает вправо. Необычное ощущение, но таков профиль пути.

Останавливаемся. Ищем неприметные следы прошлого. При осмотре опор одного из мостов обнаруживаем кованый костыль. Чуть в стороне хорошо просматривается насыпь бывшей узкоколейки – в 20-е годы часть ветки перенесли на место, по которому движется наша мотриса, и привели к стандартной ширине 1520 мм.

На ветке никаких светофоров и указателей. Ориентируемся по солнцу – движемся на северо-восток. Мотриса с ходу берёт небольшой уклон, появляется просвет в лесопосадках, и нам открывается вид на холмы. Слева – поля, пересечённые оврагами, справа – отроги Сургутских гор. Дорога петляет среди пологих холмов, как заячья тропа. И вскоре понимаешь, с какими трудностями пришлось столкнуться строителям узкоколейки. Уклоны и кривые, и, конечно, – мосты через овраги, речушки и ручейки.

Останавливаемся около моста редкой конструкции. Мост с ездой понизу состоит из двух сквозных клёпаных ферм, изготовленных в 1928 году. Начальник Самарской мостоиспытательной станции Андрей Корольков осматривает сооружение, фотографирует. Фермы более новые, а вот опоры – это видно по кладке – ещё гаринских лет. Выстоят ещё хоть три столетия.

Камыш у реки в рост человека, заросли ежевики закрывают подступы к опорам. Роса не высохла, поднимаемся к мотрисе мокрые. Машинист даёт гудок, трогаемся.

Останавливаемся недалеко от станции Тимашево. Фермы образца 30-х годов прошлого века, опоры «родные» конца XIX века.
– Этот мост – местная достопримечательность. Место встреч влюблённых и молодёжи. Сюда каждый год приходят выпускники школы из села, оставляют на опорах надписи на память, признания в любви, – рассказывает мостовой мастер Кротовской дистанции пути Вепхия Самхарадзе.

Отъезжая, видим юношу и девушку. Взявшись за руки, они идут вдоль полотна в сторону моста. Они машут нам.
– Здесь движения почти нет. Ветка малодеятельная, два поезда грузовых ходит туда-обратно. Вывозят местный груз со станции Серные Воды-2. Поэтому жители не боятся выходить к дороге. А автомобилисты даже не смотрят по сторонам, кто-то подсыпал земли к рельсам, и теперь гоняют через пути, – сетует Виктор Мухин.

Однажды он чуть не наехал на мотоциклиста, пытавшегося с разгона пересечь полотно. Чудом избежал столкновения и с авто на несанкционированном переезде. Дачники, смекнув, что активного движения на «железке» нет, стали сокращать себе дорогу.

...Наше путешествие выходит на финишную прямую. Дорога к станции Серные Воды – всего пара километров. Проезжаем через посёлок. Здесь кипит жизнь, снуют по автостраде машины. Добротные сельские дома, поодаль видны многоэтажки. А вот и станционное здание постройки 1896 года. Оно почти не изменилось за сто с лишним лет – украшенный резьбой деревянный терем, видавший самого Гарина-Михайловского.

В сентябре ветке Кротовка – Серные Воды исполняется 115 лет. Железнодорожники хлопочут – хотят организовать памятную доску на здании станции в честь известного инженера путей сообщения и его детища.

Дмитрий Попов,
соб. корр. «Гудка»
Самара – Серные Воды

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31