20 апреля 2021 07:15

Улыбнись, провинция

Известный комедиограф, режиссёр Алла Сурикова верна жанру уже тридцать с лишним лет – с тех пор, как сняла свою самую первую комедию «Суета сует». О комедии и не только Алла Ильинична рассказала «Гудку».

– В последние годы у нас снято много комедий, какая из них вам понравилась?
– Как говорил мой учитель Георгий Николаевич Данелия, в мире снимается каждый месяц от пятидесяти до ста комедий, из них успешных четыре-пять. Почему эти успешные должны быть только у нас? Я всегда помню об этих словах, когда отбираю фильмы на свой фестиваль «Улыбнись, Россия!». Ну не могут там быть только яркие комедии, должна быть разная палитра. На последнем фестивале, например, приз прессы и кинокритики получила картина «Мамы» – не стопроцентная комедия, но очень милая, симпатичная и светлая картина.

– Фестиваль «Улыбнись, Россия!», президентом которого вы являетесь, раньше проходил в Москве, а последний весной этого года состоялся в Туле. Провинция и столица смеются по-разному?
– Провинция смеется громче, шире, заливистее, открытее. И провинции этот фестиваль, наверное, нужнее, чем Москве. Потому что она не избалована актёрами, встречами, фестивалями. Но провести там фестиваль на те небольшие деньги, что даёт Министерство культуры, невозможно – гостиница, питание, переезд… Если только регион не поможет. В Туле всё прошло замечательно: в зале, где проходили показы, не было ни одного свободного места.

– Значит, нет никакого духовного кризиса в России?
– Перекос в сторону полусвета в газетах и журналах зашкаливает. Понятно, что издатель борется за прибыль и поэтому помещает на обложку полураздетое шоу-лицо. Но пусть хотя бы внутри оно будет человеческим! А то гламур и глянец стали главными знамёнами поколения. Надо что-то делать. В том числе средствами кино. Сейчас появляются хорошие патриотические фильмы, но у нас самое массовое из искусств – телевизор. А там про то, как зарезать бабушку. И смотрят это голодные ребята, которым очень хочется сесть в машину, посадить туда девушку и поехать в ресторан. Мне мои студенты рассказывают об этой среде. Да и внук тоже.

– Кстати, о телевизоре. Как родился ваш телевизионный цикл о провинциальных музеях России?
– Идея появилась после того, как я проехала по Волге и увидела шикарные музеи в Ярославле, Угличе, Костроме, Астрахани, о существовании которых не подозревала. Тогда же у меня как раз ребята выпускались на режиссёрских курсах, и я стала думать, куда бы их пристроить. Так и получился цикл «Провинциальные музеи России». Самый первый фильм был о вепсах, назывался он «Рюрик и его Шелтозеро». Там главный герой Рюрик жил себе, работал электриком. И вдруг в 37 лет осознал, что он – вепс. Начал собирать вокруг себя эту культуру, чтобы сохранить её. Дальше были Пермь, Вельск, Шушенское, Тамбов, Торжок, Нижний Тагил, Рыбинск... В течение десяти лет было снято 50 фильмов по 26 минут каждый. Их показывал канал «Культура», и отклик на них был очень хороший.

– Вы в своём фильме «Человек с бульвара Капуцинов» снимали Андрея Миронова, а его дочь спустя двадцать лет исполняла у вас главную роль в продолжении истории. Маша похожа на отца?
– Я бы не снимала это кино, если бы Маша отказалась играть. Я ждала, когда она освободится от других проектов. Маша очень похожа на отца. Но это сходство особенное! Оно в деталях, которые нарочно не скопируешь: в движениях губ, в улыбке, в походке... У меня же Андрей в двух картинах снимался, и мы общались достаточно тесно. Поэтому я такие вещи, другому глазу незаметные, вижу. Курит так же много, как отец.

– У вас получается оставаться друзьями с теми, кто когда-то снимался у вас?
– Когда идут съёмки, то мы – семья. А потом жизнь разводит. Тёплые чувства никуда не уходят, но тесного общения нет. Правда, с некоторыми всё же перезваниваемся, с Лёней Ярмольником, например. Хотя бы засвидетельствовать: жива, ну и, насколько возможно, здорова. А то столько людей ушло за последнее время! Снаряды ложатся всё ближе и ближе… С Колей Караченцовым мы дружили, сейчас из-за его болезни это течение жизни нарушилось. Но я всё время о нём помню. Он как-то был у меня на фестивале «Улыбнись, Россия!», мы вручали их семье приз «За верность, преданность, любовь».

– Очень люблю ваш фильм «Суета сует», где играют Галина Польских и Фрунзе Мкртчян. Сейчас фильмы о людях разных культур получаются печальными, а то и вовсе войной заканчиваются. Как возникла идея соединить этих двух актёров?
– Вообще-то я пробовала сначала Люсю Гурченко и Олега Басилашвили. Но Олег уже согласился играть у Георгия Николаевича Данелии в «Осеннем марафоне». А Люся с Фрунзиком вместе никак не смотрелись. Галю Польских я собиралась попробовать в этом же фильме, но на другую роль. Она сама сказала: «Я хотела бы играть главную героиню». И я подумала: почему бы нет? Почему заведующая загсом обязательно должна быть железной функционеркой, а не нежной и милой, как Галя? Что касается Фрунзика, то самую первую фразу фильма «Марина, я погиб, я влюбился в постороннюю женщину» актёру без акцента было бы произнести очень трудно. Эмиль Брагинский, автор сценария, когда увидел пробы Фрунзика, тут же его полюбил и даже немного изменил сценарий, чтобы оправдать его армянский акцент.

– Какая вы в жизни? В компании, например, любите посидеть?
– Я люблю хорошие посиделки, почему же нет. Скажем, мне очень нравится бывать у Киры Прошутинской и Анатолия Малкина, там атмосфера умная и дружелюбная, всегда интересные люди собираются. Приходят Алла и Леонид Латынины, она – литературный критик, он – поэт и прозаик, Вячеслав Всеволодович Иванов, сын писателя Иванова, учёный-лингвист с мировым именем. Я его знаю ещё по прошлой жизни, когда училась в Киеве на филфаке и увлекалась математической лингвистикой…

– Наверное, люди ждут: ну, сейчас мастер комедии Сурикова как скажет что-нибудь – со смеху упадём. Стараетесь соответствовать этому ожиданию?
– У меня, как и у всех, бывает разное настроение. Иногда получается существовать в хорошем настроении, а иногда и усталость одолевает.

Беседовала Людмила Петрова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30