17 октября 2021 09:27

Обыкновенное равнодушие


Михаил Виноградов, психиатр-криминалист, профессор психиатрии:
    – Алексей Выговский, молодой человек, которому не больше 25 лет, – это убийца. По мнению криминологов всего мира, личность насильственного преступника формируется к 13 годам, дальше идёт выбор преступного пути. Для того чтобы лично нападать на жертву с оружием, нужно обладать высокой степенью агрессии. Но здесь можно увидеть, с одной стороны, желание ограбить, а с другой – страх не совладать с жертвой, ведь проще угостить человека смесью спиртного и убойной дозы нейролептика. У преступника возникает ощущение, что его жертва погибла не оттого, что он убил, а оттого, что человек выпил отраву. Сам же он психологически дистанцируется от убийства – он не хотел смерти, его целью было обездвижить и забрать кошелёк или телефон. Ужасно, что люди умирали, по сути, за копейки. Сожаление не о причинённых смертях, а о собственных промашках – тоже присуще большинству грабителей, насильников, убийц. Это признак высшей степени цинизма и эгоцентризма: есть я, а все остальные безразличны.
    Но самое страшное – это поведение попутчиков преступника. Не заметить преступление проще, чем встать на защиту беспомощного человека. К сожалению, таковы поведенческие принципы в нашем обществе. С точки зрения морали безразличных свидетелей вполне можно назвать соучастниками.


Евгений Черноусов, адвокат, полковник милиции в отставке:
    – Я крайне удивлён таким приговором, поскольку не согласен с позицией следствия. Они предъявили ему обвинение не по статье «умышленное убийство» или «покушение на умышленное убийство», а по статье «причинение смерти по неосторожности». А требовалось просто приложить усилия и собирать доказательства того, что уже после второй жертвы Выговский мог знать по печати, по средствам массовой информации о том, что люди от его действий умирали. Сообщения такие были. Так, если он знал, то что это как не умышленное убийство множества человек? При такой квалификации это уголовное дело стало неподсудно суду присяжных, а с таким количеством смертей присяжные бы однозначно голосовали за пожизненное для изверга.
    Закон позволяет ему, отбыв три четверти срока, подать прошение об условно-досрочном освобождении или помиловании.
    Но здесь я бы хотел отметить ещё один момент – поведение самих потерпевших или жертв. Они находились подшофе, и желание выпить в них пересиливало инстинкт самосохранения. Ведь нет недостатка в информации о промысле клофелинщиков.
    И, если бы эти люди были трезвы, они бы десять раз подумали, прежде чем сделать роковой глоток из фляжки незнакомого человека.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31