16 апреля 2021 16:57

Три жизни за одну

С Виталием Бекузаровым завод пережил «второе рождение»

Когда он стал генеральным директором Владикавказского вагоноремонтного завода, ему говорили: «О, в райское место попал – будешь только кнопочки нажимать…»

Виталий Бекузаров многое сделал, чтобы завод обрёл новую жизнь
Но «райское место» вблизи выглядело страшновато: навесы в старых корпусах без шифера, окна без стёкол, эстакады в аварийном состоянии. До голых стен разграблен литейный цех. Картину разрухи довершали два локомотива: один стоял под забором, как памятник, а второй дышал на ладан.

Завод жил без директора почти девять месяцев. И в январе 2004 года из ворот его вышел… один пассажирский вагон! Что это за объёмы для предприятия, на котором в 90-е ремонтировали сотни грузовых и пассажирских вагонов.

Виталий Бекузаров появился там в сентябре. А уже в октябре завод увеличил объёмы ремонта в два раза. Через месяц коллектив перешёл на продлённую смену. И начал ремонтировать грузовые вагоны: в октябре – 21, в ноябре – 23… Руководство «Вагонреммаша» такого рывка от него явно не ожидало.

На заводе чуть не поставили крест. В 2001 году приезжал туда министр путей сообщения Николай Аксёненко. От проходной они шли вместе с президентом Северной Осетии Александром Дзасоховым. И чем ближе подходил министр к старым корпусам, тем мрачнее становилось его лицо. Наконец он остановился: «Всё, дальше не пойду – мне этот завод не нужен! Сюда надо пригнать бульдозер и устроить на этом месте детскую площадку».

Но где найти работу для тысячи кормильцев семей, если на всём Северном Кавказе страшнейшая безработица? И без того хватало точек напряжённости. Поэтому министр с президентом договорились построить на этом месте новый завод. МПС выделило на это немалые деньги – 1,2 млрд руб. Виталий Ахсарбекович Бекузаров был в то время министром промышленности Северной Осетии, и он эту стройку не просто курировал – полтора года жил её проблемами, не давая сбавить темпы. Поэтому, когда сдавали первый пусковой комплекс, «за большой личный вклад» его удостоили высшей отраслевой награды – знака «Почётному железнодорожнику». А он сказал, что принимает её авансом и обязательно отработает.

А потом сам попросился на завод, причём делал это трижды – не отпускал его глава республики. Назначение подписали, когда предприятие было уже почти на грани остановки. Новоиспечённый директор, проанализировав положение дел, пришёл тогда к невесёлым выводам: износ оборудования в старых цехах критический (работали станки ещё 1913 года выпуска!). А новый цех до ума не довели, явно сэкономив на оборудовании. Так, на сборочном участке установили странные краны: 20 минут они работают – потом 20 минут отдыхают, остывая. Какая тут может быть производительность? Лихорадило и колёсный цех – всё время что-то выходило из строя. Да и трудовой коллектив подразболтался. Ёще бы – столько месяцев без «головы»!

И он взялся наводить порядок. Утро на заводе начиналось теперь с планёрки – ею и заканчивалось. Бекузаров заслушивал отчёты всех цехов и подразделений, что за день сделано. Подводились также итоги работы за декаду и за месяц. Но и этого показалось мало. Был дан приказ: «каждый вторник начинать рабочий день с общего собрания в цехах, на которых присутствуют директор и его заместители». Рабочие могут там задать любой вопрос и получить ответ. Внутризаводская политика стала открытой – вся информация публикуется на стендах и в заводской многотиражке.

Изменилась и система оплаты труда. Придя на завод, Виталий Ахсарбекович удивился: почему выпустили всего один вагон за месяц, а зарплату выплатили, как за норму – 12 вагонов? Какой интерес людям жилы рвать, стремясь выполнить план? Положение о премиях изменили – отныне специальная комиссия решала, кто заработал прибавку к зарплате. И это не всем понравилось. Кто-то начал баламутить народ.

А тут как раз приехали руководители инспекции ОАО «РЖД». И два дня Бекузаров ходил с ними по цехам – рассказывал и показывал гостям в деталях технологию ремонта. В отделе труда и заработной платы, видя, что он занят, рассудили так: зарплату выплатим, потому что по закону обязаны платить её вовремя, а с премией подождём, пока директор освободится и комиссия примет решение.

А некий «доброжелатель» позвонил в приёмную президента республики и заявил, что на заводе творится бардак из-за нового директора Бекузарова. Виталию Ахсарбековичу тут же позвонил председатель республиканского правительства: «Что там у тебя на заводе происходит?» Тот объяснил, что не успели провести заседание комиссии и премию людям не выдали. Через час, мол, проблема будет решена. Только положил трубку, новый звонок – из Министерства промышленности. И туда «новость» уже долетела.

Сегодня один из его соратников посмеивается: «У нас зарплату не по дням, а по часам выплачивают. Я людям говорю – вагоны ещё с завода не ушли, а вы уже деньги требуете. Что вы думаете: они из воздуха берутся? А те отмахиваются: у нас директор за всех думает!»

Но думает он не один. Стратегию развития предприятия разрабатывали вместе с командой единомышленников. При этом пришлось исправлять ошибки предшественников. Так, был закрыт цех ремонта грузовых вагонов. Но оказалось, без него не свести концы с концами. Да и нельзя в условиях рынка делать ставку на одного заказчика. Цех надо было восстанавливать, а он уже был в аварийном состоянии, под снос ведь готовили. Пришлось всем засучивать рукава. Один из старых инженеров взялся восстановить технологию ремонта. И дело пошло! Потом и оборудование новое получили, а недавно приобрели даже современную машину для правки кузовов. Таких на сети всего шесть.

Потом обнаружилось, что ВВРЗ забыли включить в списки на финансирование сертификации продукции. А без сертификата нынче – никуда. Пришлось срочно пробивать решение, а затем решать нелёгкую задачу: как, начав сертификацию на год позже других, завершить её вместе со всеми?

Но любимый девиз Бекузарова: «Дорогу осилит идущий!» Вот и осилили.

Завод пошёл в гору. И глава «Вагонреммаша» Валерий Николаев даже приводил его в пример другим: вот, мол, Виталий Ахсарбекович пришёл со стороны, но смог восстановить завод и обеспечить рост всех показателей. Почему у вас так не получается?

Но для этого надо ведь быть Бекузаровым. Он, если взялся за дело, не сдастся и не отступит, пока не доведёт до конца. Им многое сделано не «благодаря», а «вопреки» обстоятельствам. Яркий пример – колёсный цех. Он мог бы выпускать около 600 колёсных пар в месяц, но запущенное состояние не позволяло. На то чтобы привести его в божеский вид, ушло немало сил и средств. А когда всё сделали, план с завода… сняли.

По странной иронии судьбы потеря заказов и денег совпала с переходом на самостоятельную хозяйственную деятельность. С 1 июля 2007 года ВВРЗ стал дочерним обществом ОАО «РЖД». А через год ещё и грянул кризис. Как выжили? Трудно было, но помнили, что кризис не вечен, когда-нибудь кончится. Бекузаров говорил людям: «Мы, как альпинисты в одной связке, должны друг за друга держаться». Продержались. И ни одного рабочего места не сократили.

Приведу несколько цифр – они показывают ту высоту, на которую «альпинистам» удалось подняться. Если в 2004 году на одного рабочего произведено продукции на 240 тыс. руб., то в 2011-м – более чем на миллион. В минувшем году заводчане отремонтировали 152 пассажирских вагона, 723 грузовых, 5706 колёсных пар и выпустили 906 колёсных пар нового формирования. И это удивительно, если вспомнить, что было восемь лет назад. Не случайно Российский союз промышленников и предпринимателей присудил ВВРЗ диплом «За устойчивую динамику развития».

У завода сегодня широкая специализация – он ремонтирует, кроме пассажирских, ещё и грузовые вагоны, полувагоны, цистерны, хопры, минераловозы, цементовозы… Замахнулись даже на строительство новых полувагонов. Почему бы и нет? Единственная проблема – с вагонным литьём. На предприятии был когда-то свой литейный цех. Обеспечивали литьём весь Северный Кавказ – до 500 тонн выдавали в год. Восстановить бы его! Бекузаров несколько раз пытался – средств не дали, не разрешили даже использовать льготный кредит или частные инвестиции.

Но сегодня заводчане сами решают, на что тратить заработанные деньги. И они лелеют идею продолжить реконструкцию старейшего предприятия, которому вот-вот исполнится 100 лет.

Свой юбилей отмечает и генеральный директор. Он уже подвёл некий итог: в 60 прожитых им лет вполне могло бы вместиться три жизни, если оценивать их не за длину, а за содержание.

…Когда Бекузаров только пришёл на завод, люди говорили: «Ну что может сделать на предприятии министр, который привык из кабинета руководить?»
А сейчас они говорят: «Что было бы с заводом, если бы он не пришёл?»

Тамара Андреева Владикавказ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30