23 октября 2021 23:27

Вопрос дня

Как начинается ваш рабочий день?


Роман Игумнов, машинист эксплуатационного локомотивного депо Борзя:
– Рабочий день начинается с медосмотра. Захожу к нашим симпатичным девушкам-медикам, они измеряют давление и дают в трубку подуть – алкотестер. Тут, как обычно, всё в порядке, поэтому следующим идёт визуальный осмотр – раздевают по пояс и смотрят, нет ли какой сыпи или синяков. Найдут синяк – никуда не поедешь. Так что надо не только за здоровьем следить и не потреблять спиртного, но беречь себя от ушибов в быту и уметь спокойно решать конфликты. Затем остаётся взять маршрут у дежурного по депо, ознакомиться со скоростным режимом, вдруг где-то ограничение ввели или, наоборот, отменили. Узнаём номер локомотива. Если машина уже под поездом, то мы просто меняем отработавшую бригаду. Если же она в депо, то перед выездом посещаем инструментальный цех для получения ключей и прочего необходимого в поездке. Принимаем машину, выезжаем на контрольный, докладываем дежурному по депо, дежурному по станции. Ну а дальше недолгие, но обязательные манипуляции с тормозами, отметки в документах – и в путь.

Александр Тишанин, вице-президент ОАО «РЖД», начальник департамента безопасности движения:
– На работу я обычно прибываю в 7 утра. Но на самом деле мой трудовой день начинается значительно раньше – со звонка на работу из дома. Конечно, все такие звонки по делу – меня волнуют вопросы, непосредственно связанные с моими компетенциями. Пока я еду до работы, на это уходит 30–40 минут, время нужно использовать с пользой. То есть, выяснив оперативную обстановку, узнав, что произошло за прошедшую ночь, можно обдумать свои дальнейшие шаги.
Может, на каких-то позициях в компании такого внимания к собственным обязанностям от работников и не требуется. Тем не менее я считаю, что основная часть руководителей ОАО «РЖД» поступает точно так же, как я. Специфика моей специализации в том, что иногда после утреннего звонка приходится резко менять ранее намеченные на день планы: в связи ли со сложившейся непростой ситуацией или неким чрезвычайным происшествием. Если что-то происходит экстренное, на работу, конечно, прибыть нужно – по крайней мере, для того чтобы ознакомиться с какими-то деталями. А как узнал детали, тут уж определяешься: выезжать тебе придётся куда-либо или лучше самолётом вылететь.

Константин Голышев, начальник станции Междуреченск:
– Мой рабочий день начинается с анализа графика движения поездов за прошедшие сутки. У меня станция стыковая с Красноярской дорогой, основной груз – уголь, который идёт с углепогрузочных станций Кузбасса на восток страны. Так вот, графики меня в последнее время чаще радуют, чем огорчают. Хорошие цифры задают позитивный тон всему предстоящему дню. Ну и, конечно, сам внутренне организовываю себя на эффективную работу. Начало дня – это как белый лист бумаги, на котором надо обязательно сегодня что-нибудь написать.

Юлия Путинцева, проводник поезда Красноярск – Москва:
– Рабочий день у проводника всегда начинается с планёрки в депо. Причём в разное время. Бывает, что и вечером – в зависимости от времени отправления. Часа за четыре мы приходим в вагон. Прежде всего проверяем, всё ли готово для комфорта пассажиров – посуда, постельное бельё, одеяла. Затем получаем чайную продукцию, гигиенические принадлежности. Время до посадки проходит незаметно. Остаётся только встретить пассажиров!

Евгений Лебедюк, заместитель главного ревизора по безопасности движения Горьковской дороги по Кировскому региону:
– Обычно рабочий день начинается в 6–6.30 утра. Но работа может начаться и ночью – в любой момент, если случится что-то существенное в регионе. Надо быть в курсе развития событий. А так начинаешь день с работы с документами. Они в наши дни уже не бумажные, а электронные. У нас работают 11 ревизоров, и за ними закреплены хозяйства. Бывает, что ревизоров дороги приглашает помочь, например, Росжелдорнадзор – оценить в составе комиссии чьи-то подъездные пути необщего пользования. Обстоятельные отчёты пишутся на компьютере в конце дня, нередко к ним прикладывают фотографии. И всё поступает в локальную информационную систему, доступ в которую строго ограничен.
Нередко в начале дня случается пообщаться с замначальника дороги по региону: всем надо быть в курсе событий. И мы должны вовремя понять, где может возникнуть угроза безопасности движения, и оказаться там. Но мы – не карательный орган. Наша первая задача всё-таки указать людям на их ошибки, заставить внимательно читать инструкции и понимать смысл написанного.

Евгений Очинский, бригадир пути дистанции Иркутск-сортировочный:
– Знакомые водители городских автобусов – а добираюсь до работы общественным транспортом – подшучивают, что по мне можно время сверять: в 6.40 я уже на остановке. Отвечаю: по вам, ребята, тоже. Не припомню, чтобы по их вине пришлось опоздать. Такая вот рабочая солидарность. График они выдерживают, а потому в 7 утра я уже в табельной своего десятого околотка, до неё от остановки всего пара минут ходу. И так уже на протяжении более десяти лет.
По заведённому порядку встаю в 6 утра, недолгие сборы – и на работу. А там тоже всё по времени. В 7.15 начинается короткое совещание, выясняется обстановка, ставятся задачи на день, распределяются люди по фронтам работ. Затем бригадир пишет целевой инструктаж, выдаёт монтёрам инструмент, выполняет другие свои обязанности. В 8 утра люди уже на линии.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31