20 апреля 2021 07:14

Сам себе начальник

Найти занятие по душе сегодня проще, чем стабильную работу

Ситуация на российском рынке труда улучшается – число безработных снизилось, вернувшись на докризисный уровень. Однако в стране растут неформальная занятость, которая достигла 25%, и безработица среди молодёжи, отмечено в докладе Международной организации труда.

Путь выпускника вуза всё чаще лежит не на производство, а на биржу труда
Рынок занятости нормализовался – число безработных в стране на 1 мая составляло 4,4 млн человек, или 5,8%. Максимальное число людей, оставшихся без работы, было зафиксировано в феврале 2009 года: тогда возможности показать свои профессиональные навыки искали 7,1 млн человек (9,4%). Но, несмотря на эту положительную тенденцию, МОТ указывает и на негативные сигналы. Так, в ряде регионов России уровень безработицы выше, чем в целом по стране. В качестве примера специалисты приводят Северный Кавказ, где доля безработных достигает почти 15%.

Кроме этого, в России фиксируется рост неформальной занятости – за десять лет он вырос с 20 до 25%. Но эксперты говорят, что оценка этого явления во многом зависит от того, как интерпретировать это понятие. «Необходимо разобраться с методологией оценки, потому что само это понятие пока неформально, – считает директор Центра социологических исследований РАНХиГС при Президенте РФ Виктор Вахштайн. – Сюда могут относиться и люди с постоянной работой, но получающие зарплату в конверте, и фрилансеры». Для рынка рост фрилансеров – это хорошо, они составляют гибкую профессиональную группу и эффективны на рынке. Но зачастую экономической основой их существования являются неформальные платежи. «Информационная закрытость, когда неизвестно, что будет завтра, вынуждает бизнесменов снижать свои риски, выплачивать зарплату в конверте. И в первую очередь бизнес сбрасывает социальные гарантии. Для работника же это риск социальной незащищённости», – поясняет эксперт.

С тем, что понятие «неформальная занятость» пока не сложилось, согласен и директор Центра изучения социальной мобильности Михаил Черныш. «Занятость в частном порядке с оплатой наличными – это отрицательное явление. Люди не платят налоги, не пополняют пенсионный фонд, не могут защитить свои права», – говорит он, добавляя, что представители такого рода занятости были всегда – паяльщики, лудильщики, люди, ремонтирующие обувь. Вывести фрилансера из тени может контракт – тогда это уже совсем другая история. «Это прогрессивное явление, контракт гарантирует их права и налоговые отчисления. При этом у них появляется возможность планировать время и частично использовать его по своему усмотрению, а ещё Карл Маркс говорил, что время – важнейший ресурс», – замечает Михаил Черныш.

Директор Института социальной политики и социально-экономических программ ВШЭ Сергей Смирнов полагает, что речь идёт о вполне сложившемся явлении: «Есть рекомендации Росстата, говорящие, что такое неформальная занятость. Это не скрытый сектор экономики, а те, кто работает по трудовому договору у предпринимателей без образования юридического лица. Их занятость абсолютно легальна, они платят налоги, страховые взносы». Эксперт считает увеличение этого сегмента рынка труда положительной тенденцией: «Всё, что связано с большей независимостью от государства, хорошо».

По оценке МОТ, 40% всех безработных в мире – это молодёжь. Так, в прошлом году в странах Восточной Европы и СНГ работу не смогли найти больше 19% молодых людей. Главной причиной молодёжной безработицы в России эксперты в один голос называют несоответствие между спросом рынка труда и предложением системы образования. «У нас чудовищный перекос, тотальная экспансия высшего образования по сравнению со средним специальным. Ссузы не ориентированы на рынок труда, они служат «переходниками» в институты», – говорит Виктор Вахштайн. «Рынок труда асимметричен: все поголовно получают дипломы о высшем образовании, но в этом секторе экономики попросту недостаточно мест», – дополняет Михаил Черныш. По словам Сергея Смирнова, в ситуации, когда в стране полно экономистов и юристов, а нужны высококвалифицированные рабочие, виновато государство. «Оно не определяет долгосрочные приоритеты и не даёт вузам чётких сигналов, кого готовить», – поясняет он. По словам эксперта, пять лет назад вузы не могли предвидеть, к примеру, что будет поддерживаться оборонно-промышленный комплекс, туда пойдут деньги, а государство не сочло нужным дать такой запрос системе высшего образования. Михаил Черныш подчёркивает, что для привлечения молодых кадров важно и обновление производств: «В ряде регионов у рабочих вполне конкурентные зарплаты, но необходима модернизация предприятий, чтобы молодой сотрудник работал на современном оборудовании, а не на станках 1930-х годов с вредными условиями труда».

Анна Родионова


Есть мнение
Ольга Жиглицкая, ведущий инженер службы управления имуществом ВСЖД:
    – Фрилансеры, как правило, выполняют работу без заключения долговременного договора с работодателем и нанимаются для выполнения определённой работы. Меня бы подобная форма занятости не устроила – отсутствуют соцпакет и какие-либо гарантии. Для государственных предприятий привлечение таких работников тоже не вариант – там ставятся конкретные задачи и чётко контролируется их выполнение. Будь я начальником отдела, я бы не стала привлекать «вольных» сотрудников, не думаю, что для нас это было бы эффективно. Ведь по-настоящему самоорганизованных людей, эффективно формирующих свой распорядок дня, мало, большинству нужен внешний контроль.
    Хотя частным компаниям такой вид занятости, возможно, подходит, к примеру сейчас половина всех продаж идёт через Интернет, и там фрилансеры, наверное, очень кстати.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30