21 апреля 2021 13:48

Без жалости

Хамство идёт от духовной бедности

Меня не раз удивляло то, что молодые здоровые контролёры разрешают толпам «зайцев» перебегать из вагона в вагон и уходить безнаказанно. Потом поняла: пока их поймаешь, вспотеешь. Легче ловить тех, кто не убежит. Старых, больных и сирых. И на них вымещать зло.

Старому человеку так хочется услышать доброе слово
На одном из интернет-сайтов я наткнулась на такое письмо:
«…6 мая я ехал в электричке, следующей по маршруту Красноуфимск – Ижевск. На станции Шолья в вагон зашли два контролёра. Спросили билет у инвалида и, не дождавшись от него ни билета, ни денег, схватили его и потащили в тамбур, а там зажали в угол и начали угрожать, что, если он не заплатит им деньги за проезд, они скинут его с моста в реку Кама. Я – военный пенсионер и в жизни повидал немало, но этот случай не даёт мне покоя…»

Не думаю, что всё это ему приснилось. Зачем военному пенсионеру что-то выдумывать? Но вот, кто были эти бандиты, выяснить сложно. На дорогах контролёрами сегодня работают не только железнодорожники, но и частные фирмы. «Мышкуют» в поездах и мошенники, выдающие себя за кассиров и контролёров. А тень от их «славной» деятельности ложится на весь железнодорожный транспорт. Стоит ли с этим мириться?

Говорят, по отношению к старикам и детям судят о цивилизованности общества. Каков уровень нашей «цивилизованности», можно судить, например, по этому письму: «В подмосковной электричке, следующей во Фрязино, контролёр потребовала билет на собаку у инвалида Великой Отечественной войны. Люди за старика заступились, и разгорелся скандал. В это время два десятка «зайцев» перескочили в соседний вагон, и никто их не останавливал. Некогда было – контролёр «дожимал» ветерана».

Автор приписал: «У нас в семье все были на фронте, четыре брата и дядя были ранены и, к счастью, не дожили до времени, когда инвалида высаживают из поезда за провоз домашнего животного».

Не знаю, как тебе, читатель, а мне страшно: до чего ж мы дедов своих довели, что они смерти радуются!

Между тем таких писем в редакционной почте немало. Раньше они были редкостью. Что-то, видно, случилось и с душой нашей, и с совестью, что не осталось жалости и сострадания к старикам и инвалидам. Как будто отмерли они за ненадобностью.

Вот пришли два письма от Воеводиных – матери и дочери. Одно в прошлом году, другое – в этом. И оба на одну тему – как обидела их железная дорога.

Вначале расскажу историю этой семьи. Когда началась блокада Ленинграда, Нине Воеводиной было всего восемь лет. Её отец погиб в феврале 1942 года при обороне города, бабушка и дядя умерли в декабре 41-го от голода. Ей и её сестре удалось выжить. Их мать распродала всё, что было в доме, чтобы не дать детям умереть с голоду. А потом случилось настоящее чудо: брат матери перед своей смертью успел передать им с фронта спасительную посылку с рисом, сахаром, солью и пшеном. Благодаря этому и дожили до эвакуации.

А уже в наши годы старенькой Нине Ивановне пришлось пережить вторую блокаду. В мордовском посёлке Старое Шайгово в их с дочерью квартире отключили отопление, поскольку обанкротилась единственная котельная. И они уехали в Мичуринск, откуда родом их дед-железнодорожник. Живут сегодня в общежитии на птичьих правах. Из Мордовии их не выписывают, потому что некуда, а здесь не прописывают – нет своего жилья. И субсидию от государства Нина Ивановна получить не может. Замкнутый круг, в который попали две больные женщины.

Помочь им некому, а вот унизить...

Вот о чём писала нам Нина Ивановна в прошлом году:
«Мы с дочерью, оба инвалиды 2-й и 3-й групп, решили съездить в город Ряжск Рязанской области. Взяли в пригородной кассе билеты на электричку Мичуринск – Рязань и поехали с хорошим настроением. Подошла к нам молоденькая девушка-контролёр, проверила билеты и отошла. Позже подходит другой контролёр – светловолосая блондинка. Фамилию не знаем, так как свой нагрудный жетон она перевернула другой стороной, чтобы пассажиры не прочитали. И эта женщина стала грозить, что выкинет нас с дочерью на безлюдном разъезде, а для устрашения позвала двух охранников. Требовала с нас деньги – 250 рублей, угрожая ещё и штрафом. Наши билеты, паспорта, моё удостоверение участника Великой Отечественной войны её не устроили. Обиднее всего, что мне, пережившей блокаду Ленинграда и похоронившей там всех родных и близких, она заявила: «Бабка, ты давно уже должна лежать в гробу, а ты всё разъезжаешь!» Только после того, как мы пригрозили дать телеграмму президенту ОАО «РЖД», контролёры от нас отстали».

А в этом году пришло письмо от её дочери Лилии Воеводиной: «Накануне Нового года меня на «зебре» сбила легковая машина. В результате получила травмы, месяц пролежала в постели. А 18 января пришлось ехать в Тамбов в больницу и на суд в связи с ДТП. Но кассир отказалась дать бесплатный билет, несмотря на наличие справки о праве на льготу и документа об инвалидности (у меня 3-я группа). Она заявила мне: «Заплатишь – не обеднеешь!» И взяла с меня за билет 78 рублей. А я живу на пенсию, которой едва хватает на квартиру и на лекарства».

Кстати, её пенсия по инвалидности, согласно справке Пенсионного фонда, составляет 2028 руб. 37 коп. Что и говорить, «богатая» женщина!

Лилия обратилась с жалобой в ОАО «РЖД» и получила ответ из ППК «Черноземье», что в действиях кассира нарушений не усмотрено. А факты некорректного отношения к ней не подтвердились.

Ну а как подтвердишь, если нет ни свидетелей, ни диктофонной записи? Тут можно только верить – либо кассиру, либо пассажиру.

В некоторых фирмах ставят видеокамеры и записывающие устройства, чтобы следить за поведением своих сотрудников. На железных дорогах этого не сделаешь – затраты огромные. Но можно ведь чаще проверять, как ведут себя сотрудники компаний в подобных ситуациях, проводить опросы пассажиров, просить их ставить оценки кассирам и контролёрам.

И от тех, кто хамит при исполнении, надо просто избавляться. Ибо хамство идёт от духовной бедности и моральной убогости. Лечить его бесполезно.

Хотя недавно мне рассказали такую историю: группа подвыпивших казаков возвращалась из Москвы на поезде домой, в Краснодарский край. Проводница им сделала замечание, а они в ответ обругали её и даже спьяну попытались схватить за грудки. В станице, узнав об этом, срочно созвали казачий круг. После этого один из молодых людей извинился перед женщиной, а второй отказался. И тогда казаки спустили с него штаны и выпороли нагайкой при всём честном народе.

Наверное, это отучит его от хамства. А как вылечить остальных?

Татьяна Иванова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30