12 апреля 2021 09:45

Вопрос дня

В какой нестандартной ситуации вам приходилось работать?


Евгений Огородов, мастер ПТО вагонного ремонтного депо Красноярск-Восточный:
– К пункту технического обслуживания, где я работаю, относится участок от Чернореченской до Зеледеева. В большинстве случаев «больные» вагоны выводятся на станции. Но бывают и такие ситуации, когда всё приходится делать на перегоне.
Несколько лет назад, когда я только начинал работать в депо, мы выехали по тревоге на перегон. Была зима, ночь. В грузовом вагоне нагрелась букса, выливалась мазутная смазка, которая вдруг на наших глазах вспыхнула ярким пламенем – от нагрева буксы. Я помнил, что снегом тушить нельзя, потому что от резкого перепада температур металл может лопнуть, в негодность придёт вся колёсная пара. Пришлось снять с себя «Гудок», так у вагонников называется зимняя спецодежда, и укрыть им место возгорания. На станцию приехал раздетый. Зато вагон удалось потушить, после чего его заправили смазкой и вывели на станцию для ремонта.

Николай Матиевский, заместитель начальника Читинской дистанции электроснабжения по контактной сети:
– Ситуации бывали разные в разные годы.
Например, в 2005 году работали на перевальном участке в районе станции Тургутуй. В сентябре шёл мокрый снег, обледенели провода. Кроме того, был очень сильный ветер. На участке Сохондо – Могзон три металлические опоры внешнего электроснабжения сломала стихия. На станции Тургутуй упало дерево и оборвало провод продольного электроснабжения. Нужно было восстанавливать повреждённые линии.
А погода в тот день словно испытывала нас на прочность. Участок и без того сложный, перевальный. Так ещё и дорогу завалило упавшими деревьями. На деревьях был снег со льдом, и они падали прямо на трассу и провода. Поэтому на авто проехать было невозможно, и мы проходили этот участок пешком. А снег был такой глубины, что даже головок рельсов не было видно.

Александр Веденеев, начальник тоннелеобследовательской станции Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры:
– Более чем за 30 лет работы на Байкало-Амурской всякое довелось повидать, даже вспоминать не хочется. И прежде всего потому, что приятного в чрезвычайной ситуации нет.
Однажды, например, прямо на станции Киренга сошли пять вагонов с углем, собрали в кучу несколько стрелочных переводов, а я тогда в дистанции пути работал.
Быстро ликвидировать последствия ЧП нам помогло то, что рядом находилась путевая машинная станция. За ночь они эти пять вагонов вынесли, что называется, на обочину. Уже позже стало известно, что причиной аварии стали изношенные колёсные пары.
Но к подобным случаям путейцы, отмечу, всегда внутренне готовы, а потому действуют быстро и осмысленно. И каждый человек должен знать и знает, чем ему заниматься.

Евгений Кириенко, начальник вокзала Анжерка:
– Лет пять-шесть назад у нас в Кузбассе остановилось по какой-то причине пассажирское движение в Томскую область. А пассажиров в этом направлении, помню, у меня на вокзале было около 400. Нужно было срочно принимать решение.
Я позвонил тогда ещё в пассажирскую дирекцию, и мы решили подключить к проблеме местные автотранспортные предприятия.
Благо ребята-автомобилисты пошли нам навстречу, оптимизировали городские маршруты и предоставили пять автобусов, чтобы доставить людей в Томскую область.
При этом мы всех накормили, напоили, предоставили особенно нуждающимся до решения всех организационных вопросов комнаты отдыха.
И всё это совершенно бесплатно. Мне запомнилось, что весь мой коллектив тогда сработал просто блестяще. И люди нас поняли, никто не ворчал и не обижался.

Роман Маланичев, машинист моторвагонного депо Москва-2:
– Нестандартных ситуаций бывает очень много. Вот на днях еду и вижу в двух метрах от пути в траве трёхлетнего мальчика. Он смотрел на железную дорогу с явным намерением пойти к рельсам. Мальчуган, видимо, убежал от родителей. Я затормозил, оповестил дежурных, и ребёнка спасли.
А когда начинал работать, был такой случай. Осматривал ночью электропоезд и обнаружил неисправную буксу. Если бы я поехал, крушения было бы не избежать. Думал, что Героя дадут, а меня чуть не уволили.

Анна Колобова, бывший проводник резерва проводников Горький-Московский:
– Был кошмарный случай. Однажды утром я услышала в своём плацкартном вагоне крики: «Где, где моя челюсть?!» Оказалось, ночью я убирала посуду. Было темно, и я, что называется, не глядя выбрасывала всё, что лежало в стаканах – салфетки, пакетики с чаем.
А один из пассажиров оставил на столике в стакане по привычке вставную челюсть. А мешок с мусором мы уже сдали на остановке – всё…
Народ смеялся. Поднялся шум. Назревал очень большой скандал, который я не знаю чем бы закончился. Но тут из другого конца вагона к нам подошёл другой пассажир и говорит: «Не пишите жалобу, проводники стараются, и это видно! А я вам новую челюсть сделаю в подарок: я стоматолог».
На том история и кончилась. Жалобу не написали. Я думаю, челюсть он действительно сделал.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30