16 апреля 2021 02:56

Семёнов мост

В ту ночь обходчик Западно-Сибирской дистанции искусственных сооружений Андрей Васильев, как обычно, осматривал пути на чётном мостовом переходе. Всё было в порядке. Но вдруг из рации раздался встревоженный голос.

Елену Кузнецову везли в роддом города Камня-на-Оби из села Верх-Аллак, что на противоположном берегу реки.
– Охранник по рации сообщил мне, что привезли беременную женщину. Паром через Обь ещё не ходил, лодки тоже: лёд на реке только вскрылся. Решили женщину переправить в роддом прямо по железнодорожному мосту. Я взял фонарь и побежал освещать эстакаду. Роженицу вели сельский фельдшер и водитель Верх-Аллакской «скорой». Подбегаю, а у мамаши схватки, – рассказывает Андрей Васильев.

Он не растерялся: постелил свою куртку и уложил на неё роженицу. А когда ребёнок появился на свет, ответственно, как сам говорит, держал пуповину.
– Роды, кажется, длились всего мгновение, – вспоминает Андрей. – Может быть, три минуты, а может, две. Порадовался, что мальчик родился. Переживал, чтобы они с мамочкой не застудились, дело-то было ранней весной.

А ещё все очень боялись, что вот-вот по мосту пройдёт поезд. И придётся бежать в специальный «карман» безопасности. Но, словно по мановению волшебной палочки, эшелонов с углем, которых здесь, на самом грузонапряжённом участке среднесибирского хода, проходит до 60 пар в сутки, не было. Позже выяснилось, что именно в эту ночь путейцы взяли большое «окно» на этом участке. Как чувствовали.
– Был у нас лет двенадцать назад подобный случай, но тогда женщину переправляли с сельского берега на городской по воде, – говорит стрелок команды по охране искусственных сооружений на станции Камень-на-Оби Денис Мамонтов. – Вот она в лодке и родила. Но тогда проще было: с лодки прямо в «скорую». А здесь нужно было ещё ребёнка и мамочку донести по узкой дорожке один пролёт, а потом спустить вниз, где ждали медики.

Денис Мамонтов, не без юмора заметивший, что роженица оказалась не из миниатюрных, рассказывает, как шаг за шагом вчетвером – он, Андрей Васильев и ещё два водителя «скорых» – пробивались к берегу.
– Действительно, как альпинисты, – дополняет Андрей Васильев, – здесь ведь и острые углы, и болты. Одно неверное движение – и можно было зацепиться, а то и вовсе упасть в реку. А по крутой лестнице спускали носилки на плечах.

Как только Елену Кузнецову с сыном отправили на «скорой» в роддом, железнодорожники облегчённо вздохнули, а вот фельдшер Галина Зибабулаева, наоборот, распереживалась.
– Волновалась до той минуты, как мне позвонили из городского роддома и успокоили, что с мальчиком и мамой всё в порядке, – рассказывает она. – А ведь ещё из села до переправы добирались 20 с лишним километров. Ехали и надеялись, что через Обь на лодке или на специальном катере МЧС переправят, но не получилось. И, как всегда, выручили железнодорожники. А ведь проход по мосту ограничен временем, исключение – лишь экстренный случай. Боялись мы, что на само определение «экстренный» уйдёт много времени. Но охранники и путейцы, как только услышали, решение приняли мгновенно.

Рождённый на мосту мальчик – третий ребёнок Елены Кузнецовой. Старшей, Ксюше, пять лет, среднему, Славе, – два.
– Я знала, что будет мальчик и рожу его именно в пути, – говорит Елена. – Мне ещё в юности цыганка нагадала, что будет у меня трое детей и третий обязательно родится в дороге. Так и вышло. От судьбы не убежишь, ведь я почти километровый мост перешла. Всего один пролёт оставался до берега.

Женщина с благодарностью говорит о железнодорожниках, особенно об Андрее Васильеве:
– Когда меня на носилках несли, я имела неосторожность посмотреть вниз. А там такая высота, а внизу волны! Испугалась, а потом перевела взгляд на этого усатого железнодорожника, который куртку мне постелил, и успокоилась. Такая у него уверенность в глазах была.

Муж Елены Кузнецовой Сергей, узнав, что у него родился сын, да ещё прямо на железнодорожном мосту и в День космонавтики, был на седьмом небе от счастья.
– Думал, как назовём. Сначала хотели Юрием, в честь Гагарина, потом решили Семёном, – говорит отец ребёнка. – Имя красивое, а самое главное, так звали нашего дальнего родственника, тоже железнодорожника.

Жители Камня-на-Оби, узнав, что мальчика назвали Семёном, тут же предложили назвать мост, где он родился, Семёновым.
– У автомобильных же мостов есть названия, – рассуждает горожанин Михаил Корнеев. – Кстати, хорошо бы здесь построить ещё и автомобильный мост. Ведь на том берегу нашей широкой Оби несколько тысяч человек в сёлах живут.

– Автомобильный мост действительно стал бы для нас спасением, – рассуждает Елена Кузнецова. – Железнодорожники помогают. Спасибо им за то, что нас в трудную минуту не бросают. Но ведь каждый раз они тоже наверняка идут на определённый риск. Это в моём случае повезло – поездов не было, а в другой ситуации пришлось бы их тормозить, а значит, нарушать график и безопасность движения. Семёну, когда вырастет, обязательно расскажу о железнодорожниках – людях героической профессии. А может быть, дорога станет его судьбой. Кто знает?

Анатолий Болдырев
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30