22 апреля 2021 03:02

Иллюзия жизни

На сцене Московского музыкального театра Станиславского выступила одна из лучших европейских танцевальных трупп – Гамбургский балет.

Поразительная слаженность ансамбля, интереснейшая современная хореография, балеты, как абстрактные, так и сюжетные, причём нередко на основе классических литературных произведений… Это то, за что любим во всём мире и что отличает Гамбургский балет вот уже почти 40 лет, ибо именно столько времени им руководит один из самых крупных хореографов нашего времени Джон Ноймайер.

Совсем ещё недавно на его балет «Чайка» в Музыкальном театре Станиславского считали необходимым попасть все, кто любит актуальную хореографию. Сейчас срок его аккредитации на этой сцене истёк. Но теперь здесь же идёт ноймайеровская «Русалочка». Поэтичный, трогательный и в то же время развёрнутый сюжетно, постановочно, как широкоформатный фильм, насыщенный спецэффектами спектакль. Однако сам Гамбургский балет предпочитал гастролировать в Петербурге, а в Москве не был уже почти 20 лет. И вот наконец затянувшаяся пауза прервана, а для своего визита в Первопрестольную Ноймайер выбрал знаковые для своего творчества балеты – «Третья симфония Густава Малера» и «Нижинский».

Первым на столичной сцене стартовал балет «Третья симфония Густава Малера». Привязанность Ноймайера к этому композитору выражается и в том, что практически на все его симфонии он сочинил балеты. Однако третья всё-таки имеет этапное значение. Она велика по объёму – длится почти два часа. Насытить такое марафонское время бессюжетным танцем и удержать при этом внимание зрителя – невероятно сложная задача.

Надо сказать, Ноймайер вначале говорил, что в этом балете артисты просто танцуют музыку, но позднее написал, так сказать, пояснение, что происходит в каждой из шести частей симфонии. Хотя опять же предупредил, что это не синопсис. Однако эта грандиозная музыка настолько конкретна по своему содержанию, настроению, что так или иначе любая заявленная бессюжетность танца в итоге будет прочитана. Так случилось и с одноимённым балетом Ноймайера. Получилась своего рода философская притча о пути человеческом. На нём много вех. Это и насилие, выстроенное Ноймайером в отработанных, кажется, до автоматизма маршевых движениях, и беспечность, упоительная радость которой граничит с идиотизмом, и смерть… Тела танцовщиков укладываются в гору, подобно костям, которые жаждут той капли крови, которая их одухотворит. Главный герой в исполнении нашего бывшего соотечественника Александра Рябко мягок, как глина. Но разве не из неё Бог создал человека? Его движения так плавно перетекают, что в его руках и партнёрши плывут, словно по волнам времени.

Ноймайер особенно любит последнюю часть «Третьей симфонии Малера». Она величественна, полнокровна и не оставляет ни малейших сомнений в своей победной сущности. Для Ноймайера это означает настоящую жизнь, которая начинается после смерти. Второй балет этих гастролей «Нижинский» не менее значителен. Ноймайер невероятно привязан ко всему, что сопричастно такому явлению искусства, как Русские сезоны. Он не однажды ставил спектакли, так или иначе с ним связанные. Но «Нижинский» опять же отличается своей масштабностью.

Балет длится почти три часа. Его можно читать, как подробную книгу жизни Вацлава Нижинского. Ноймайер вывел в спектакле практически всех людей, которые оставили в жизни этого выдающегося танцовщика свой след.

Это как погружение в мир живых иллюзий. Но разве не этим и является наша жизнь?

Вера Лазарева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30