16 октября 2021 08:20

Поэтическая тяга

В локомотивном эксплуатационном депо Нижнеудинск Юрий Портнягин – человек известный, да и в городке, который породнился с Транссибом более ста лет назад, тоже. Даже свою первую книгу Портнягин назвал с чёткой географической привязкой – «Нижнеудинские сказки»…

В наш стремительный век, когда за какое-то десятилетие сотовая связь добралась даже до непроезжих деревень, трудно чему-либо удивиться. Но коллеги Портнягина каждый раз поражаются, как это у такого же простого машиниста, как и они, рождаются поэтические строки.

Например, об их работе. Что в ней, казалось бы, такого поэтического: внизу железо, посередине железо, да и наверху – оно самое. Это вам не ботанический сад, и даже не голубое небо с трелями жаворонков. Простора, словом, для вдохновения маловато в кабине магистрального электровоза. Но и в этом замкнутом пространстве под стук колёс нередко приходят ёмкие и точные слова про труд машиниста.
– Мне остаётся только записать их, а кое-что и выставить в Интернет, – улыбается Портнягин.

Его я на этот раз поймал в Зиме, в комнате отдыха. Вечером Юрию отправляться обратно в Нижнеудинск. И я, получается, посягаю на законные часы отдыха перед рейсом. Но он пресекает всякие сомнения.
– Меня вообще трудно застать дома, а значит, и выбрать время для разговора – почитай, половина жизни проходит на колёсах. Ну вот примерно так, – Юрий вскидывает голову, прищуривается и выдаёт первую очередь своих виршей:
Песочим, гоним, тормозим,
Разбитый, сонный, с оборота.
Откуда, батенька, экстрим?
Обыкновенная работа –
Площадка, ямка, бугорок,
Но средь восторженных оваций
Всегда найдётся уголок
Для нестандартных ситуаций.
Система… Сотни проводов,
Трещат релюшки-доходяги,
Три «головы», а безголов.
Откуда немочи и браки?!
Не едет! Нервы на куски!
Электровоз «из-под забора»!
ГВ, пантографы, броски,
Диспетчер с басом прокурора.
Конечно, страшен прокурор,
И машинист отнюдь не робок,
Но… перекрылся светофор.
Успей нажать на восемь кнопок
Мгновенно, чётко, не спеша.
В локомотиве не до прений
(Ведь чем секунда хороша –
В секунде несколько мгновений),
Быстрей, чем снайпер на курок,
Зато трудягу уважают –
Зарплата полностью и в срок,
Мешки таскать не заставляют.
Зато живём не в шалаше,
Урчит красавица «Тойота»,
Зато работа по душе,
Обыкновенная работа.


Пока я собираюсь с мыслями, Юрий опережает меня:
– Я мог долго и нудно рассказывать о своей работе машиниста, но так ведь, по-моему, лучше?

Он пытливо смотрит на меня и, дождавшись утвердительного кивка, продолжает дальше.
– Честно скажу, что ни о какой поэтической карьере с детства я не мечтал, как и о профессии машиниста. Был обыкновенным парнягой. После школы подал документы в Нижнеудинское профтехучилище. Почему туда, спрашиваешь? Но ведь где-то нужно было учиться. Да и мать у меня работала сварщицей в нечётном парке станции. Ниной Ефимовной её звали. В общем, стал помощником машиниста, а тут в армию призвали. Отслужил водителем и решил остаться помощником машиниста на станции Могоча Забайкальской дороги. Без особого расчёта остался – подработать немного, приодеться, чтобы не совсем уж пустым в родные края возвращаться. Ты уж извини за прозу жизни, – произносит Юрий, приглаживая седеющую голову.

А этой самой прозы Портнягину, как оказалось, хватило. После возвращения в Нижнеудинск сменил несколько общаг. Когда совсем уж надоело, решил на квартиру заработать сам.
– Ушёл с дороги и устроился плотником в молодёжный жилищный кооператив. Три года отработал и вернулся в депо. Зато сейчас до дома несколько сот метров – пять минут и я на работе, – смеётся Портнягин.

– Ну а на стихи когда потянуло, наверняка ещё в школе? – задаю вопрос, который так и вертится на языке.
– По литературе и русскому у меня была железная четвёрка. На пятёрку учить надо было, а лень. Но сочинения получались. А вот в армии что-то по просьбе друзей писал. В основном в солдатские альбомы. Ведь для того чтобы серьёзное писать, нужно много думать. К сорока годам я, похоже, созрел, житейского опыта больше стало. А здесь ещё попала пара сюжетов. Ну и заразился, да так, что на целый сборник собралось, – добродушная улыбка освещает лицо Портнягина.

Юрий вспоминает, как его поэтический дар помог не одной сотне машинистов.
– Лет десять назад поставили на наши локомотивы в экспериментальном порядке систему автоматического управления торможения поездов САУТ-Ц. В общем, недоделанной оказалась эта версия, и никто не знал, в какую секунду она затормозит – тучу поездов порвали. Вот и написал я стих на эту тему, назвал систему электронным уродцем и отправил в «Гудок». А там взяли и опубликовали. Ожидал нагоняя от начальства, но получил из газеты гонорар, а затем и благодарность руководства и коллег – сняли эти недоделанные приборы. А взамен поставили более совершенные. – Портнягину, судя по всему, до сих пор приятно вспоминать этот эпизод.

Своё реноме железнодорожного поэта Юрий подкрепляет и на работе.
– Добросовестный, исполнительный, ответственный машинист, – характеризует Портнягина заместитель начальника депо по кадрам и социальным вопросам Владимир Ефременко. – Один из ветеранов нашего предприятия.

Сергей Кез
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31