12 апреля 2021 03:45

Двойное крещение



В последнее время из-за изломов боковых рам вагонных тележек участились случаи железнодорожных аварий, а значит, прибавилось работы у персонала восстановительных поездов. Мало кто сравнится в решительности, смелости и быстроте мышления с этими людьми.

Мне довелось быть свидетелем умелых действий восстановителей в разное время и в разных местах: на разъезде Дубосеково под Москвой и на станции Новопролетарская в черте столицы.

Чтобы спасти уцелевший груз, освободить пути, вернуть спокойствие городу, «в бой» бросили Лосиноостровский восстановительный поезд. По иронии судьбы для двух его работников – стропальщика Сергея Гончаронка и начальника поезда Сергея Балашова – те ЧП совпали с первым рабочим днём в новой должности и одновременно первым настоящим испытанием в карьере.

Сегодня первый из них работает заместителем начальника этого поезда, а второй – организатор поезда нового типа, ставшего своего рода кузницей кадров восстановителей Московской дороги на станции Марк. Но если бы не те испытания, возможно, их дальнейшего роста по службе не случилось бы…


Стропальщик

Картина, которую увидел Сергей Гончаронок, потрясала своей невероятностью – искорёженные остовы полувагонов, колёсные пары, а поверх – размётанные тюки с хлопком и яркие кузова ещё недавно новеньких «Жигулей», теперь же не имеющих никакого отношения к транспортным средствам. Лишившись опор, на ветру болтались обрывки контактной сети. Кто-то успел посчитать: свалилось тридцать вагонов.

Вода в колодце кончилась к вечеру первого дня. Сергея Гончаронка как самого молодого мастер послал за водой.

Вспоминая тот удушливый июльский день 1996 года, Сергей и теперь глотает слюну пересохшим горлом.
– Вернулся я с пустой канистрой – всю воду вычерпали. У разъезда Дубосеково работали шесть восстановительных поездов. Июльское солнце палило нещадно – 35 в тени! А тут я являюсь, позвякивая пустой канистрой, хоть под землю провались, – рассказывает он.

Каждая новая смена начиналась так, словно старая не кончалась. Сергея вместе с многоопытным Виктором Чистовским определили на сложный участок – остроповку вагонов, удержавшихся на насыпи. Они зависли над откосом, словно над пропастью, готовые сорваться в любой момент.

Надо было подтянуться к верхушке полувагона, по краю пройти к середине, ухватить стропы и связать их в узел. Утренняя роса сделала железо ненадёжным, осклизлым, и наверх пришлось подниматься уступами.
– Вагон качался над землёй, и моментами казалось, что он вот-вот рухнет, – рассказывает Сергей.

Ситуация не сулила ничего хорошего: сорванные с креплений автомобили скатывались к торцу вагона, и его неудержимо кренило набок – рушилась центровка. Что остаётся? Перевешивать тросы. В таких случаях одними руками не справиться. Сергей в доли секунды принял решение – окликнул Чистовского. Отбросив юношеское самолюбие, он просил о помощи. Он думал о безопасности товарищей, ритме работ, авторитете коллектива.

Чистовский поднялся наверх. В четыре руки они накрепко стянули не поддающийся человеческим усилиям металл и навесили петлю на гак.
– Готово! Почин сделали! – отдышавшись, сказал Сергей.

Стропальщики спустились на землю. Сергей сдёрнул брезентовую рукавицу. Руки казались чужими.

Неутомимое солнце калило воздух, землю, металл, тюки с хлопком. И, естественно, людей. Сергей и Чистовский заводили тросы под шаткие вагоны, по хрупкому остову поднимались наверх, стягивали в узел прокалённый солнцем металл, крепили его на гак.

И так продолжалось не одну смену. А потом была вторая. Третья. Четвёртая…

Для начинающего стропальщика многое было новым, неожиданным. Сергей внимательно приглядывался к работе товарищей. Их казавшаяся медлительность на его глазах превращалась в основательность, суетливость – в решительность, суровость – в доброжелательность. С первой же смены Сергей понял, насколько многогранно оказалось ремесло стропальщика и как важно работать слаженно и точно.

На соседнем пути мощный кран складывал у полотна вагоны. Сергей урывками оглядывался на кабину, зависшую над головами. Там за рычагами сидел его отец. Он был главным примером для Сергея, ведь на Лосиноостровском восстановительном работал уже тридцать лет. Может быть, именно поэтому Гончаронок-младший сразу крепко встал на ноги и пошёл в гору: стропальщик, помощник машиниста, машинист крана, мастер.

У разъезда Дубосеково они стояли шесть дней. За это время порушенные вагоны один за другим оттягивали от полотна. Сергей уже хорошо овладел тросом и знал, где его лучше завести и как лучше закрепить.

Когда заглушили моторы, затих скрежет металла и отлегло напряжение, они наконец отмыли гарь и пыль со своих лиц. Тогда к Гончаронку пришло осознание: у Дубосекова он с товарищами одержал победу.


Начальник поезда

Дело было в 2007 году. Приехав на Новопролетарскую, Сергей Балашов сразу обратил внимание: один вагон-хоппер полулежал, упираясь торцом в строительные вагончики. Две его тележки глубоко вошли в землю. Следующий вагон смял бункер первого и крепко сел на грунт.

Помочь делу прибыли руководители различных ведомств и рангов. Балашов знал: каждый из них наверняка предложит свой вариант ликвидации ЧП. Но времени на дискуссии не было. Да и в самой критической ситуации он никогда не избегал личной ответственности. «Они могут ошибиться, я – нет, – подумал он. – И если что-то сорвётся, это будет не их ошибка, моя».

Почти два десятка лет он занят по-настоящему мужским делом. И каждый раз, начиная работы, он уверен: расчёты решают многое, люди – всё. В тот день рядом с ним находились те, на счету кого было немало сложных ситуаций.

Балашов посмотрел на часы: 19.40. Время пошло! За дело взялись Роман Прохоров, Григорий Дубняк, Виктор Чистовский.

Задачи надо решать не все сразу, а по одной. И до конца. С этим правилом восстановитель Балашов начинал свою трудовую деятельность. С ним работает и по сей день. Однако бывало и так, что задача решена, а идти вперёд нельзя. Как и в ту самую ночь. Кран подали к краю путевой плети. Навесили противовесы. Сноровисто остроповали вагон. Но команда «вира!» застыла в холодеющем весеннем воздухе. Вмешалась природа: ноздреватый, набухший от дождей грунт коварно просел под опорой, и мощный кран оказался бесполезной игрушкой.

В любой критической ситуации неизбежны моменты, когда напряжение достигает предела. Балашов хорошо понимал, что такой момент нельзя упустить. Они стояли перед просевшим грунтом, и каждый в доли секунды рассчитал своё место в предстоящей работе.

Хронометраж свидетельствует: 40 минут ушло на то, чтобы снять три наката шпал, завезти щебёнку, засыпать провал, утрамбовать и снова уложить три наката.

Балашов видел, с каким трудом получается завести стропы под второй вагон. Наступила минута, когда потребовалось ЦУ. Пожалуй, единственное за долгих четыре часа. В работе с людьми он придерживался ещё одного важного правила: вмешиваться в работу коллег нужно только тогда, когда без такой меры уже не обойтись. Ненужная помощь лишь ослабляет человека, гасит его энергию, инициативу. Подчинённые ценили такой стиль работы.
– Стропы будем подтягивать с краёв, а затем накинем на гак! – распорядился Балашов.

Упрямый хоппер остроповали, поставили вдоль полотна. Через час взялись за тележки. Заработали машины, пошли в ход тросы. Но тут развернули рулоны синек энергетики. Стоп! Внизу электрический кабель!
«Он что, тоже оказался здесь случайно?» – чуть не вырвалось у Балашова. Но сдержался, поскольку понял: кроме пустых оправданий, ничего не услышит.

Начальнику поезда показалось, что тележки ещё глубже вросли в землю и вот-вот замкнут электрокабель высокого напряжения.
– Риск – благородное дело. Да только не в чрезвычайной ситуации. Нужно было лишь копать. Как сапёры, – вспоминает Балашов.

Восстановители по команде Балашова взялись за лопаты.
– Красиво работают! – восхитился, глядя на их действия, снимавший сюжет о ЧП телерепортёр. – Так можно работать только тогда, когда нравится. Но неужели может нравиться эта работа? Развороченное полотно, изуродованные вагоны, прогорклая от пепла земля… Человек к этому привыкнуть не может!

Репортёр заметил красоту труда на фоне разрушенной техники. Не заметить её было сложно. Ведь и Балашов, и Гончаронок, и другие их коллеги выбрали путь восстановителей сознательно и работать по-другому просто не могли.

Виталий Матонин

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30