25 сентября 2021 00:51

Активист исправного движения

Призыв московского машиниста выйти на субботник подхватила вся страна

У многих наших соотечественников апрель в первую очередь ассоциируется с субботником. И хоть живём мы уже не в Советском Союзе, традиция выходить трудовым коллективом на уборку в один из апрельских дней до сих пор жива.

Родоначальники «чистой субботы» – машинисты локомотивного эксплуатационного депо Москва-сортировочная. Первый субботник они организовали 12 апреля 1919 года во время Гражданской войны, а второй прошёл здесь ровно через 50 лет – 12 апреля 1969 года. Инициатором его стал машинист Юрий Чумаченко.

Юрий Чумаченко легко «приручил» поезда-тяжеловесы
«Это был наш почин, а люди до сих пор мучаются», – шутит сегодня Юрий Николаевич. Его идея возникла не на пустом месте. В 1969 году в «сортировке» (так железнодорожники между собой называют депо Москва-сортировочная) готовились отмечать «золотой» юбилей первого субботника. О нём деповчане знали от первых участников. В конце 60-х ещё были живы трое железнодорожников, участвовавших в субботнике 1919 года. Правда, по словам Чумаченко, они уже рассказывали о том событии заученными фразами, которые звучали словно старая магнитофонная запись.

О юбилейном субботнике он рассказал журналистам «Комсомольской правды». Совместно с газетой подготовили текст – обращение к работникам депо с предложением принять участие в мероприятии. А внизу подпись: машинист Юрий Чумаченко.

Однако текст долго не печатали. Потом позвонили из «Комсомольской правды» и сказали: «Держи руку на аппарате, есть идея обратиться ко всей стране». Тогда-то и вышел текст с призывом всем машинистам страны принять участие в юбилейном субботнике на станции Москва-сортировочная.
«Что тут началось! Такого энтузиазма мы не ожидали», – вспоминает Юрий Чумаченко, а в его глазах пляшет озорной огонёк.

В столицу приехали две тысячи машинистов. Бывало, что и работы хватало не всем. В депо отремонтировали тепловоз и электровоз, убирали мусор, мели, красили. Затем решили организовать эстафетный поезд в Казахстан. Для той поездки электровоз готовили 60 человек. Они украшали локомотив еловыми ветками, проверяли исправность всех его систем, договаривались с Московской дорогой об организации движения, подключили к акции телевидение и газеты.

Через неделю поезд вернулся, а субботники стали проводить каждый год. Из праздника они превратились в «добровольно-принудительную» обязанность. «А я говорил, что не нужно проводить субботники каждый год, только по особым датам», – отмечает Юрий Чумаченко.

Комсомольская работа его увлекла. Чтобы объединить коллектив, он придумал новую затею – «голубые огоньки» в депо. Для них комсорг Чумаченко писал сценарии, приглашал артистов, даже военный оркестр.
«Вот работает девушка в цехе и ходит всегда в рабочей одежде, а на вечере её узнать нельзя – преображается, становится настоящей красавицей», – говорит Юрий Чумаченко. Устраивать активный досуг ему помогали 60 комсомольцев-активистов.

Почти каждый месяц собирались коллеги на приятное общение с незамысловатым безалкогольным угощением. «Эти вечера люди запомнили на всю жизнь, они до сих пор встречаются как родные люди. Такого сейчас нет», – вздыхает Юрий Чумаченко.

Чумаченко выбрал свой путь ещё в детстве. В школу будущий машинист каждый день ходил через пути станции Серебряный Бор в Москве.
«Тогда ходили паровозы-«кукушки». Я просился в кабину к машинисту. Завораживала жаркая топка. Мне рассказывали о паровой машине, о давлении пара в котле, а потом в школе на уроке физики я без труда объяснял эти явления», – говорит Юрий Чумаченко.

В 15 лет юноша заявил матери, что хочет стать машинистом. Она одобрила выбор сына и нашла адрес железнодорожного училища. Однако осваивать любимую профессию ему было ещё рановато, и по совету начальника училища Чумаченко освоил профессию слесаря по ремонту локомотива, тем самым готовя себе дорогу в машинисты.

В депо Москва-сортировочная он пришёл в 1957 году. Там он успел поработать кочегаром паровоза, помощником машиниста, машинистом, машинистом-инструктором, там же стал Героем Социалистического Труда, обладателем высшей трудовой награды Советского Союза.

В конце 70-х и начале 80-х годов «сортировка» прославилась на всю страну организацией движения тяжеловесных поездов. Поезда весом в десять тысяч тонн вели два локомотива, установленные в начале и в конце поезда.
«Целый год мы работали с этими поездами, отрабатывали технологию и всё шло удачно», – вспоминает Юрий Чумаченко. За вождение тяжеловесов с превышением весовой нормы на 100 тонн и более в 1982 году машинисту Чумаченко и присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Успешное вождение тяжеловесов подтолкнуло начальника Московской дороги Ивана Паристого сделать все грузовые поезда длинными – их вес был не менее 10 тыс. тонн.
«Это была ошибка, – признаёт Юрий Чумаченко. – Мы обрушили график и пассажирских, и грузовых. А затем и совсем отказались от тяжеловесов после схода одного вагона. А всё из-за нарушения технологии. В составе длинного поезда не должно было быть порожних вагонов. Пустой вагон могло просто выдавить. Так всё и случилось», – огорчённо говорит Юрий Чумаченко.

К 1988 году машинист накопил большой опыт вождения и перешёл работать общественным ревизором по безопасности движения. Его первая поездка была на Дальний Восток. Чумаченко встретился с машинистами локомотивных депо Хабаровска и Уссурийска.
«Жаловались на то, что много работы, мало денег, проблемы с жильём, – вспоминает Юрий Чумаченко. – Те же проблемы и сейчас, решена лишь проблема с продуктами питания. А в конце 80-х и начале 90-х годов в Уссурийске в депо выращивали свиней, чтобы прокормиться».

В рабочие поездки он и теперь отправляется каждый год. «В пути я смотрю за действиями локомотивной бригады и рассказываю им об ошибках, крушениях и о том, как их избежать», – отмечает Юрий Чумаченко.

Появление инспектора в кабине локомотива машинистов настораживает, но не всегда. «Однажды я ехал из Россоши в Ростов-на-Дону. Вели себя ребята довольно развязно, жаловались на маленькую зарплату, потом машинист ругался по телефону с женой, а помощник играл в компьютерные игрушки. Я сначала молчал, а потом сказал им, что за такое отношение к работе они даже и их «маленькой» зарплаты не достойны. Пригрозил пожаловаться на них начальству. После этого они стали шёлковыми, и я не стал на них жаловаться», – говорит Юрий Чумаченко.

Для него до сих пор нет ничего лучше, чем движение вперёд в кабине локомотива. При этом Юрия Николаевича до сих пор притягивают неизведанные места. Объехав всю Россию, теперь он мечтает открыть для себя железные дороги Финляндии.

Светлана Казанцева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30