21 сентября 2021 01:22

Защитник женщин

В родной дистанции его до сих пор считают путейцем номер один

Анатолий Захватов – редкий человек. Общаясь с ним, это сразу понимаешь. Судите сами: на заслуженном отдыхе Анатолий Григорьевич уже почти пятнадцать лет, а до сих пор для всех, кто его знает, он – путеец номер один. Такую добрую память на дороге о себе оставил.

– Мой жизненный путь начался в 38-м году в селе Старые Бурундуки Ульяновской области, – рассказывает он. – Из колхозников я. Приехал как-то к нам знакомый из города и сказал, что в Ульяновске открывается техническое училище, где будут учить на железнодорожников. И был в этой учёбе один очень привлекательный момент – большая стипендия. Её хватало и на питание, и на одежду, и даже на гостинцы родным. А для меня, деревенского парнишки из многодетной семьи, у которого отец-инвалид, это ого-го как много значило! В общем, стал я учиться на бригадира пути.

На производственную практику его направили в Стерлитамак. Целых четыре месяца взрослой жизни!
– Знаете, чем меня этот город притянул к себе? – спрашивает Анатолий Григорьевич и, чуть помедлив, добавляет: – Ни за что не догадаетесь!

Оказывается, приехал он в Стерлитамак в лёгкой одежде, в Ульяновске-то климат помягче был, а в Башкирии самая настоящая зима. В бригаде внимательно осмотрели молодое «пополнение» с ног до головы, и на следующий день мужики принесли кто валенки, кто телогрейку, кто ушанку. Анатолий заволновался: а как я за всё это рассчитаюсь? Ему ответили: не надо ничего, носи на здоровье.
– Так и напишите, – обращается ко мне, – люди здесь – золото.

И, окончив училище, он, не раздумывая, вернулся в Стерлитамак.
– Душой прилепился к этим местам и людям, понимаете?

Укладка пути – это мужская работа
Сначала трудился старшим рабочим, затем бригадиром пути, ну а потом его призвали в армию. Служил в пограничных войсках, вблизи финской границы. И тосковал там не только по родительскому дому и невесте, но и по путейской работе.
– На самом деле путь привораживает, – замечает он. – Я не поэт, говорить красиво не умею, но, когда видел железную дорогу в тех местах, где служил, вздыхал: как там наши путейцы справляются?

За отличную службу рядовому Захватову дали отпуск. Он приехал в Стерлитамак и сделал предложение невесте, а потом проведал родную бригаду и вернулся дослуживать на границу.
– Вот сейчас многие думают, что в путейцы идут из-за нужды, – говорит он мне о том, что его давно волнует. – Работа ведь тяжеленная. И в метель, и в слякоть, и в зной ты работаешь как заведённый. Может быть, кого-то и бедность к нам гонит, не спорю. Но лично мне это дело всегда было по душе. Моё оно…

В Стерлитамакской дистанции пути (ПЧ-25) Анатолия Захватова всегда ценили. Когда он был ещё совсем молодым, назначили мастером по капитальным работам. В подчинении у него работало 140 человек. Участок пути не из лёгких – 75 км от станции Дёма в сторону Кумертау.

Немного подумав, Анатолий Григорьевич высказывает мне затаённые мысли:
– А вы знаете, путеец, по сути, – хозяин дороги. От него напрямую зависит, каким будет путь. Но тут одного мастерства, скажу я вам, мало. Многое зависит и от снабжения – какие материалы дают и сколько. А также от состояния верхнего строения пути – когда последний капитальный ремонт проводился, какова балльность колеи. К примеру, на моём участке ещё и переездов много было. Только охраняемых десять! А это добавляет сложности в обслуживании. Ну и, конечно, плохо, что раньше много женщин работало на путях. Не женское это дело. Мне лично тяжело было им задания давать. Проводить техническую учёбу, инструктаж по технике безопасности – это одно, но в мороз посылать стрелки чистить… Я порадовался, когда вышел приказ: убрать женщин с путей. Это мужская работа.

Его бывшие подчинённые рассказывали, что Анатолий Григорьевич всегда оберегал женщин от непосильной физической работы. Искал им дело полегче. Он всегда вникал в проблемы каждого, считая, что руководитель должен заботиться о людях так, как когда-то заботились о нём самом, ещё зелёном новичке.
– За всё время, пока работал, – делится со мной супруга Анатолия Григорьевича, – никогда со спокойной мыслью не уходил домой. Даже на даче, только выйду за речку, глядь – а за мной уже машина мчится. То проверка нагрянула, то случилось что-нибудь. Делом жил не только на работе, но и дома.

С женой путейцу повезло. Светлана Павловна – настоящая его вторая половина, кстати, тоже железнодорожница. Дома у них всегда тихо и уютно. В любви и гармонии выросли две дочки и внук.
– Я очень хотел внука, – говорит счастливый отец семейства. – И Бог мне его послал. Антон для меня всё, толковый парень, а главное – умеет слушать старших.

Секрет воспитания хороших детей прост и стар, как мир. Анатолий Григорьевич рассказывает, что их надо с детства, не жалея, приобщать к труду. Вспоминает:
– Прокладывали мы как-то «бархатный» путь, работы было море, рук не хватало. И тут подходят ко мне матери местных хулиганов и просят, чтобы я их пацанов взял на работу. Говорят: они у вас за день так устанут, что, придя домой, тут же уснут, а не то с речки их за уши не вытащишь. Днём и ночью там пропадают. Кто знает, что может случиться... Взял я их. Потом хорошие ребята из них выросли.

За всю жизнь у него одна семья и одно место работы, но в трудовой книжке записей много – страницы пестрят благодарностями и поощрениями. Он – почётный железнодорожник, награждён медалью «За трудовую доблесть». От природы ему достался редкий характер. Никто не слышал, чтобы Анатолий Захватов о ком-нибудь говорил плохо. Это, согласитесь, не часто бывает. За время его трудовой жизни в дистанции сменилось тринадцать руководителей, и о них он отзывается так: «Были добрые, требовательные, а попадались и такие, которые просто инструкции выполняли. Люди как люди».

…В тёплую погоду старый путеец любит прогуливаться вдоль речки и перебирать в памяти километры пути, которые были пройдены. Стальной путь тянется тоненькой ниточкой через всю его жизнь.

Ольга Иженякова
Стерлитамак


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30