15 апреля 2021 14:09

Опасный вирус

Зависть толкает на неожиданные поступки

С одной из дорог в редакцию пришло письмо. Возможно, его автор утром не с той ноги встал или с начальством поругался на работе. Словом, что-то толкнуло его взяться за перо и задаться вопросом: а компетентны ли менеджеры, возглавляющие дорожный диспетчерский центр, и насколько они уважительно относятся к людям?

Завистник весь мир видит через замочную скважину
Между строк намекнул, что есть-де и более достойные претенденты на эти должности. Попутно на жизнь посетовал: командиров, мол, пруд пруди, а диспетчеру в экстренной ситуации посоветоваться не с кем. Случись что – лишат премии или снимут. И попробуй только спроси, за что наказали, сразу получишь ответ: «Мы в ваших услугах не нуждаемся!» В общем, не жизнь, а сплошные унижения...

Но, узнав об этом письме, весь коллектив диспетчерского центра возмутился.

И тут же сел писать ответ в редакцию.

Мы получили его гневную отповедь: «Факты, приведённые в письме, не соответствуют действительности и возмущают нас до глубины души! В том, что человек, написавший анонимку, не является членом нашего коллектива, мы абсолютно уверены. В связи с этим просим не публиковать данное письмо как неверно истолковывающее рабочую атмосферу, возникающую при выполнении важных производственных задач по чёткой и безаварийной организации перевозок».

Под этой просьбой стоит 86 подписей.

Поэтому, уважая коллективное мнение, мы и не пишем, откуда пришло «подмётное» письмо.

Упоминаем о нём лишь потому, что оно навело нас на серьёзные размышления. Всегда ли чисты намерения человека, который пишет письмо в газету? Или, прикрываясь анонимностью, он пытается свести с кем-то счёты, отомстить за свои личные неудачи, заявляя, что борется против несправедливости и нечистых на руку людей.

Но у каждого ведь своё понимание справедливости.

Вспоминается старая притча. Как-то взмолился бедняк: «Помоги, Господи!» «Помогу, – ответил тот, – но учти, что твой сосед получит в два раза больше». «Господи, тогда вырви у меня глаз!» – вскричал бедняк…

Примерно так рассуждают и отдельные наши читатели: если мне плохо – пусть им будет хуже. При этом один считает, что ему чего-то недодали. Другого раздражает вид людей, у которых жизнь удалась.

А третьего воспламеняют слухи о том, что кто-то отхватил кусок общего пирога. Вот и приходит в голову мысль написать в газету. А куда ж ещё? Фамилии свои они под письмом не ставят специально, тем самым переводя «стрелки» на редакцию: пусть, мол, она отвечает за то, что я насочинял, иск о клевете ведь ей предъявят.

Хорошо бы письма, продиктованные недобрыми чувствами, выметать, как грязный мусор. Но есть опасение, что вместе с ними в корзину попадут и другие – они ведь тоже анонимные. Только авторы их скрывают фамилии, чтобы с работы не вылететь в отместку за критику. Как отличить их друг от друга?

Так позвонил на нашу «Горячую линию» машинист локомотива с одной из дорог.

И попросил разобраться: почему, мол, за малейшие нарушения машинист-инструктор с нас требует деньги? Кроме того, нам предлагают «делиться» премией за безаварийную работу. Да и доплату за выслугу лет не получишь, если не заплатишь…

Вот такая «рыночная экономика» якобы внедряется в локомотивном депо.

Получив критический сигнал, на предприятии немедленно созвали рабочее собрание, и оно высказало коллективное несогласие с обращением, заявив, что аноним позорит не только машиниста-инструктора, но и всю колонну. В редакцию сообщили: никаких намёков на вымогательство не было! А профсоюз подтвердил объективность выплаты вознаграждения за преданность компании и отсутствие нарушений при поощрении машинистов за безаварийную работу.

Но как опровергнешь или подтвердишь факт вымогательства? Ведь не на собрании же человеку предлагали «поделиться» премией? Об этом знают только двое: тот, кто вымогал, и тот, у кого вымогали. И первый вряд ли признается.

А может, просто оклеветали машиниста-инструктора? Не исключено и это. Хотя приходит уже не первый такой сигнал, причём с разных магистралей. Сей факт поневоле наводит на мысль: либо вирус какой-то передаётся по рельсам, либо коммерция потихоньку внедряется не только во взаимоотношения клиент – перевозчик, но и начальник – подчинённый.

Но вот ещё одно письмо, в котором зависть между строк откровенно просвечивает, заставляя человека едва ли не в замочную скважину подглядывать. Пишет работница одного из вагонных депо и просит призвать к ответу бригадира, который «совсем потерял стыд и совесть». Что же он такого сделал? Оказывается, завёл любовницу, живёт теперь на две семьи и два дома, причём оба содержит за счёт… депо. Раньше, мол, мы, рабочие, «могли обрезки себе выписать, а теперь он всё себе забирает. Дома себе и любовнице отремонтировал, фундаменты залил, стены покрасил. Столько материалов себе натаскал, что и нам продаёт (дешевле, чем в магазине), а на вырученные деньги покупает любовнице дорогие подарки…»

Газета не партком, чтобы обсуждать и осуждать чью-то личную жизнь. Да и вагонное депо не пилорама, сомневаемся, чтобы там можно было много «обрезков» найти.

Пишет, видимо, одинокая женщина, которой ремонт сделать некому, подарков никто не дарит. Ну как тут вытерпеть чужое счастье? Вот и решила немножко радость мужику подпортить.

Обида водила и другой рукой. Человек пишет: «Я работаю на дороге не первый десяток лет, но вот о чём думается. Почему директор нашей ПМС имеет пять коттеджей, автозаправки, моечную станцию и живёт, как князек? А мы, люди простые, заработать не можем даже на нормальную жизнь! Обидно: мы живём-прозябаем, а этот гад делает что хочет!»

Вот только как воспринимать это – как донос или сетования на неудавшуюся жизнь? Но если жизнь не удалась, то ведь не директор ПМС в этом виноват.

Зависть – опасная болезнь. Как железо съедает ржавчина, так и она – душу.

Татьяна Иванова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30