25 января 2021 08:16

Покоритель муз

В апреле этого года народному артисту России Марку Розовскому исполнилось 75 лет. За что бы в этой жизни он ни брался, как бы фантастически ни выглядела его очередная затея, всякий раз ему удавалось превращать свой замысел в значительное событие, делать его явлением культурной жизни.

Всё началось в 1958 году, когда 20-летний студент журфака стал одним из руководителей эстрадной студии МГУ «Наш дом» – легендарного театрального коллектива эпохи хрущёвской «оттепели».

В беседе с корреспондентом «Гудка» драматург Виктор Славкин, работавший с Марком Розовским в эстрадной студии, вспоминал:
«Чтобы понять, чем был «Наш дом» для зрителей в конце 50-х и начале 60-х, надо хотя бы примерно знать, что представлял собой тогдашний культурный пейзаж Москвы. Создавалось впечатление, что во всех театрах шёл один и тот же спектакль, во всех кинотеатрах показывали один и тот же фильм. И на сцене, и на экране густо загримированные артисты хорошо поставленными голосами произносили идеологически утрамбованный текст. Это было время, когда ещё не было Таганки. Яркая творческая жизнь пульсировала лишь в студенческих капустниках, время от времени возникающих в том или ином вузе, например в МИИТе, где я учился. Как истинные авангардисты мы хотели каждый раз делать новое, и найденное нами ещё вчера считать устаревшим. Зал ещё хлопает, а мы уже идём дальше. Зрители «Нашего дома» вспоминают не только спектакли и атмосферу театра, но и милицию, окружавшую здание на улице Герцена, ныне Большой Никитской, а главное – ощущение «боевых, счастливых дней». Это была пора надежд на обновление жизни, и мы, артисты, режиссёры «Нашего дома», чувствовали себя борцами за это обновление».

Свой взгляд на творчество Марка Розовского на том отрезке времени у писателя-сатирика Ефима Смолина:
«Конечно же, мы знали об эстрадной студии МГУ. Но для нас, начинающих юмористов, Розовский был одним из создателей клуба «12 стульев». Если заглянуть в «Литературную газету» сорокапятилетней давности, где возник этот клуб, то можно увидеть, что его открывала статья Марка Розовского «День смеха». Мало того, там же под псевдонимом Евг. Сазонов начал печататься его блистательный пародийный роман «Бурный поток». Так что для писателей-сатириков он прежде всего классик нашего жанра.

Сам юбиляр рассказывает о том периоде как бы изнутри:
«У меня в жизни было несколько страшных ударов судьбы, и один из них – закрытие театра «Наш дом». Я оказался на улице – безработный, с клеймом антисоветчика. Мне повезло, когда в лифте в гостинице Кисловодска я встретился с великим Товстоноговым. Он поинтересовался моими планами, я ответил, что хочу ставить «Бедную Лизу». Он удивился этому выбору, и мы пошли пить кофе. Во время «кофепоя» я объяснил, что «Бедная Лиза» – это такая русская «лав стори», мюзикл. «Интересно», – сказал мэтр и пригласил меня в свой БДТ, в Ленинград. И он же, Георгий Александрович Товстоногов, через несколько лет нанёс удар, когда отобрал у меня «Историю лошади» – спектакль, над которым я работал восемь месяцев».

Однако с Петербургом Розовского связывают и хорошие воспоминания. Сценарий снятой на «Ленфильме» картины «Семь нот в тишине» он писал в Комарове – там, в Доме творчества, ходил слушать Моцарта к Анне Андреевне Ахматовой. Такое не забывается. Как и то, что именно в Ленинграде он поставил первую советскую рок-оперу «Орфей и Эвридика». Эта премьера состоялась в июне 1975 года в ленинградском ДК имени Горького. В спектакле на музыку Александра Журбина, который выдержал свыше двух тысяч представлений, дебютировали известные впоследствии исполнители Ирина Понаровская и Альберт Асадулин.

С музыкой у Марка Григорьевича давние и особые отношения. Во-первых, в 1974 году он стал главным режиссёром Московского мюзик-холла, а во-вторых, он – единственный российский драматург и композитор, чей мюзикл «История лошади» в 1979 году исполнялся на Бродвее, получив прекрасные отзывы критиков «Нью-Йорк таймc».

Вот что говорит об этом популярном музыкальном жанре сам Розовский, который, между прочим, не знает нот:
«То, что в нашем театре называется мюзиклом, далеко не всегда соответствует требованиям жанра. Чаще всего это музыкальные спектакли с элементами мюзикла – иногда неплохие, иной раз совершенно беспомощные. Мы продвигаемся к этим высотам по миллиметру. Лично для меня это не совсем чужой опыт – ведь «История лошади» в течение года по 8 раз в неделю шла в нью-йоркском театре «Хелен Хейс».

В разговор о многогранном таланте юбиляра по просьбе «Гудка» вступает кинорежиссёр Дмитрий Барщевский:
«Если человек талантлив, то талантлив во всём – этот афоризм придуман как будто специально для Марка Розовского. Ему подвластны все музы, все виды искусств. И кино, конечно же, не исключение. Не будем забывать, что он автор сценария культовой картины «Д’Артаньян и три мушкетёра», вышедшей на экраны в 1978 году. Что касается лично меня, то я испытал огромное счастье, когда Марк Александрович согласился сыграть небольшую роль в телевизионном сериале «Тяжёлый песок», в котором я выступал продюсером, а мой сын, Антон, режиссёром-постановщиком. Отныне для меня Розовский – образец преданного отношения к профессии».

Работая в кино и на эстраде, Розовский не порывал с театром – ставил спектакли на разных сценических площадках: во МХАТе и БДТ, в Рижском театре русской драмы и Театре им. Ленсовета, в Театре кукол им. С.В. Образцова и в польском театре во Вроцлаве.
«Не переставая мечтать о собственном театре и после разгона «Нашего дома», он нашёл в себе силы во второй раз вступить в ту же самую реку – начать строить новый театр, – рассказал врач Марк Высоцкий, ставший артистом благодаря Розовскому, который в то время руководил драмкружком в Доме медика у Никитских ворот. – И не случайно, что новый театр Розовского в день своего открытия, 27 марта 1983 года, показал спектакль «Доктор Чехов» по рассказам А.П. Чехова. С одной стороны, это был поклон в сторону Дома медицинских работников, который его приютил. С другой стороны, Чехов, его любимый писатель, давал режиссёру возможность честного разговора о нашей жизни».

Достаточно взглянуть на репертуар театра «У Никитских ворот», чтобы убедиться: Чехов у Марка Розовского – не единственный любимый автор. Тут и Гоголь, и Сэлинджер, и Окуджава, и Бродский. А сколько ещё замечательных имён откроет для театральных зрителей неугомонный, неувядающий Марк Розовский.

Юрий Акимов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30