28 февраля 2021 18:38

Диссидент поневоле

Глеб Горбовский – автор 42 книг, лауреат Госпремии РСФСР имени М. Горького, Новой Пушкинской премии и множества литературных конкурсов; награждён орденом «Знак Почёта», юбилейной медалью памяти маршала Георгия Жукова.

Стихи Глеба Горбовского обладают свойством мощного «точечного» удара, когда у читателя то перехватывает дыхание от картин мира, то обдаёт его теплой волной радости бытия и благодарности поэту. Его поэзия увлекает всех, его песни вот уже полвека звучат как со сцены, так и в самых душевных компаниях, его стихи не теряют остроты, потому что в них неистребим интерес к жизни. В прошлом году поэт отметил 80-летие. Он стал лауреатом премии Союзного государства в области литературы и искусства за 2011–2012 годы.

– Глеб Яковлевич, на премию была выдвинута ваша военная поэзия, в том числе «Белорусская тетрадь», как вы считаете, люди забудут ту войну?
– Тот, кто на ней побывал-воевал, кто тогда присутствовал, конечно, забыть это не может. Мне довелось дружить со многими поэтами и писателями-фронтовиками. Они оставили нам на память честные и яркие свидетельства о том, что такое война и какова она была. Без прикрас. Я был в те годы мальцом, беспризорником, а возвратился с неё подранком. И все эти годы стараюсь рассказать о пережитом – в стихах, в прозе, в песнях. Пытаюсь не дать забыть современникам, что война – это смерть, хаос, безумие, нескончаемая боль.

– Что вы думаете о близости белорусов и русских, существует мнение, что белорусы ближе к полякам и литовцам. Справедливо ли это, по-вашему?
– Несомненно, что самые близкие белорусам из славянских народов – это русский и украинский. У нас не только общие кровные и языковые корни, но и общие исторические судьбы, общая историческая память и культура. Если говорить о менталитете, то у белорусов и русских он неотличим. Наши народы – братья не только родные, но и духовные.

– Вы не дружили с властями, но всё же были признаны ими. Можете сказать, какие из событий вашей жизни наложили на вас наибольший отпечаток?
– В предисловии к первому тому своего собрания сочинений я исповедался в грехах детства, приведших меня к серьёзному конфликту с властями. Во втором и третьем томах найдёте рассказ о моих трениях с властями после выхода в свет четвёртой книги «Тишина». Но я никогда не был диссидентом в прямом смысле: просто в своих стихах всегда следовал правде жизни, а она была не всегда столь прекрасна, как хотелось бы. И этого было вполне достаточно, чтобы вызвать недовольство у властей предержащих. Но даже когда я – без моего ведома и согласия – оказался опубликованным в «Живом зеркале», вышедшем за рубежом в начале 70-х, отделался лишь лёгким испугом. Спасли меня писатели фронтового поколения: Михал Дудин и Сергей Орлов, Вадим Шефнер и Владимир Бахтин, Фёдор Абрамов. И среди «блюстителей порядка» были те, кто и явно, и тайно меня как поэта ценил, любил мои стихи, пел положенные на музыку грешные песни, и не только «Когда качаются фонарики ночные». Я никогда даже пальцем не шевельнул, чтобы за рубежом что-то опубликовать.

– Расскажите о вашем отце, о вашей встрече после его ссылки.
– Личность и судьба моего отца, его отношение к литературе и русскому слову, его вмешательство в мою судьбу, когда я после долгой разлуки нашёл его, – всё это для меня сыграло важнейшую роль. До конца своих дней отец был для меня примером человеческой стойкости, душевной красоты, Учителем с большой буквы. В четвёртом томе собрания моих сочинений опубликована повесть «Первые проталины», где многие сюжетные коллизии и эпизоды в большой мере – это моя попытка отразить встречу с отцом в Жилине, осмыслить её значение. Ведь, по сути, он из зверёныша, каким меня сделала война, сумел сделать из меня человека, приобщить к книгам, творчеству, к поискам смысла бытия. Даже родная мать не смогла, как ни старалась, это сделать тогда.

– А как вы начали писать для детей?
– Само собой получилось. И детям нравится: не только моим (а у меня их трое, они уже сами имеют детей), а многим детям – на протяжении почти пяти десятков лет. Недавно вышла в свет книга «Разные истории», где опубликованы мои избранные стихи для детей 60–80-х годов. Я им всем желаю никогда не встретиться с войной, не стать сиротами, тем более при живых родителях. Об этом пишу для взрослых.

– Что вы думаете о молодом поколении? Какой, по-вашему, будет его главная задача на ближайшие полвека?
– В судьбах молодых многое зависит от государства, от духовных пастырей всех конфессий и от нас, грешных, – поэтов, писателей, художников, музыкантов, актёров. Если что-то не так с молодёжью, это ведь мы виноваты, современное общество, взрослые люди. Страшно становится, когда среди молодёжи и даже детей появляются звери, садисты, маньяки-убийцы и насильники, почитатели Гитлера и Сталина, сатанисты, и не только в России. В чём дело? Думаю, немалая во всём этом «заслуга» тех, кто отравляет сознание современной молодёжи. Все виноваты, кто участвует в «отвлекухе» молодёжи от настоящей жизни, от поисков истины и своего предназначения. А ведь главная задача нынешних молодых людей – ни много ни мало сохранить Землю для потомков.

– Что нужно сделать немедленно, чтобы улучшить ситуацию?
– Я не специалист, но ведь ясно всем: в системе образования планомерно идёт разрушительный процесс, который почему-то называется реформированием. Отмена изучения в школе литературы и истории как предметов основных, вандализм и надругательство над всем святым. Что это будет за молодёжь, которая не знает историю своей страны?! Не грех воспользоваться опытом советской системы образования, её достижениями. Но главное – это учителя, преподаватели! Так что начать надо с учебных заведений, готовящих педагогов…

– Каково на сегодня ваше посвящение женщинам?
– Всегда хорошо относился к женщинам вообще и в частности к тем, кого любил и знал хорошо. Но признаюсь, меня восхищают не юные красавицы и чадолюбивые статные жёны, а наши удивительные старухи, скромные и неприметные на первый взгляд бабки. Те, кто, пережив все ужасы и беды революций, войн, всяческих всемирных и отечественных передряг и перестроек, остаётся жизнестойким, жизнеспособным, жизнелюбивым до конца своих дней. Разве можно не восхититься такой красотой?.. И как здесь не вспомнить о бабках-грибницах из «Белорусской тетради»?!

– Последний вопрос сформулирую вашими поэтическими строками: «Устоит ли Россия – родная страна?/И не станет более жуткой?»
– Своими же строчками вам отвечу: «Что же делать?/А просто стоять на своем!/И монгольское иго, и гонор поляков,/и французы, и немцы, и сталинский лом – /всё познали… И всё ещё мыслим, однако».

Беседовала Нина Катаева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30