17 октября 2021 12:50

По шпалам к признанию

Детство Алексея Глызина прошло у железной дороги. Мама Серафима Алексеевна занимала руководящую должность в Министерстве путей сообщения. В начале 50-х годов от ведомства получила квартиру у железнодорожной платформы Лось. Сейчас – Москва, тогда – ближнее Подмосковье. Но добираться на Комсомольскую площадь было удобно – 25 минут на электричке.

Исполнитель лирических песен «Зимний сад», «Ты не ангел», «Пепел любви», «Поздний вечер в Сорренто» поделился с «Гудком» детскими воспоминаниями и творческими планами.

– Что вспоминаете, когда речь заходит о детстве?
– Так сразу не объяснишь. Сильная ностальгия. Это были лучшие годы. С утра просыпаешься, бабушка жива-здорова, идёшь к соседу, начинаешь что-то мастерить. С двоюродными братьями сделали турники, теннисный стол, потом из досок выпиливали теннисные ракетки. Сейчас это звучит как архаизм: турники устанавливают во дворах специальные службы, а в магазинах спорттоваров всё можно купить. Тогда всё делали своими руками. Ещё рядом жил дядя Гаря. Он в школе преподавал рисование и черчение и помог нам создать машину с двигателем от мопеда. И она у нас ездила. Напротив нас был посёлок Дружба с несколькими прудами. Туда бегали купаться, строили лодки. Помню, как создали и запустили модель планера.

– Музыкой заниматься нравилось? Где впервые выступили?
– Музыка мне нравилась с детства, уже тогда я понял, что хочу играть. Кроме обычной, я учился в музыкальной школе. Правда, в 5-м классе мама меня перевела в 5-дневную школу-интернат. Контролировать меня ей было некогда, я немного, как говорится, разболтался. А когда пришла юность, бегал на танцплощадки в Мытищах. Помню, на одной играла группа «Авангард», а на другой я – в группе «Чёрные гитары». Площадка стояла там, где сейчас проходит эстакада. Сами доставали аппаратуру, монтировали, настраивали. Ни у кого не было никаких привилегий. Все были одинаковые, «горели» музыкой. Могли репетировать бесконечно долго. Может, мы играли не так совершенно, но задора нам хватало. Мы играли искренне. Подражали западной, ну и нашу советскую музыку играли.

– А сейчас каким транспортом пользуетесь? Что предпочитаете – поезд, самолёт, машину?
– Я предпочитаю ходить пешком, но на это времени нет. Люблю поезда, но из-за гастрольного графика чаще летаю на самолётах. Помню, как-то опаздывали на поезд. Решил добраться на метро. Сказал: если успею, то буду и дальше им пользоваться. Но не успел. Увидел хвост уходящего поезда. После этого опять стал ездить на машине.

– Как вы отмечаете свой день рождения, вот последний, например, когда вам исполнилось 58?
– Отмечал дважды. Первый раз в кругу семьи. Пришли дети, внук. Подарили много внимания. Порадовал старший сын – режиссёр ТВ. Он сделал подборку кадров из ранних программ – «Песни года», «Утренней почты», где я ещё совсем молодой. Было очень приятно и интересно. Даже ностальгия нахлынула. А 20-го отметил с друзьями. Был Максим Дунаевский. Мы дружим лет 8–10. Сейчас у нас творческий тандем и много общих задумок. Я пишу альбом с его песнями, выпущенными ранее. Но на диске будут и новые песни. Их сейчас записываю в студии. Зимой вместе ездили в Бразилию. Поднимались на Сахарную гору в Рио-де-Жанейро. Там потрясающая картина, когда буквально за минуту меняется цвет океана, облаков и появляется радуга, совершенно непохожая на нашу.

– Ваш день рождения – 13 января – в этом году совпал с пятницей. Из-за этого «чёрного» дня не перенесли застолье?
– Да… совпало. Но ничего не переносил. Как-то не особенно я в это верю. Мы сами себе создаём какие-то ситуации, из которых потом героически пытаемся выбраться. Вообще я люблю пятницу. Робинзон Крузо вообще связал свою жизнь с Пятницей, и ничего.

– Как относитесь к тому, что на улице вас узнают? Когда почувствовали популярность?
– Это было ближе к 90-м. С одной стороны, приятно, с другой – надоедает. Ничего страшного в том, что меня иногда узнают, нет. Я же сам себе профессию выбирал. Хотя тогда не думал, что меня будут узнавать и у меня появятся блага и привилегии. Но не для этого же я шёл в профессию. Меня всё-таки вдохновляет и занимает музыка, а не то, как на меня посмотрят. Конечно, замечательно внимание девушек, женщин. Было бы странно, если бы этого не происходило. Просто к этому привыкаешь. Но играть и петь ради популярности никогда не собирался.

– Вы хорошо выглядите. Диеты, спорт или генетика?
– Думаю, генетика. Но иногда я вспоминаю, что моя работа сценическая, на меня смотрят люди и мне необходимо поддерживать хорошую физическую форму. Потому стараюсь делать так, чтобы количество складок у меня больше не становилось. Спортом занимаюсь по возможности: играю в футбол, плаваю в бассейне, хожу в тренажёрный зал. Но режима у меня нет. Могу заснуть в 4 утра и проснуться в 6 потому, что надо куда-то выезжать. Или, наоборот, полдня нахожусь в состоянии анабиоза. Особенно после новогодних мероприятий тяжело себя привести в рабочее состояние.

– Вы работали в группе Пугачёвой, ушли из «Весёлых ребят», отказались от предложения работать в группе «Парк Горького»… Сожалеть приходилось?
– Не люблю сожалеть и говорить о том, что было. Живу настоящим и будущим.

– А сейчас что слушаете? Когда звучит песня «Автомобили», приёмник переключаете?
– Я слушаю радиостанции, на которых звучит джаз, рок (кстати, в телефоне Алексея вместо сигнала звучит музыка оркестра Поля Мориа). Мои песни, как сейчас принято говорить, в формат этих радиостанций не вписываются. Когда их слышу, реагирую спокойно. Часто друзья или знакомые звонят, говорят, что слушают мою песню. Это как напоминание обо мне. Приятно.
Каких-то проблем с песнями у меня не было. Пожалуй, самой сложной оказалась «Зимний сад». В записи мы её увидели в новогодней программе, а в студии, если память не изменяет, работали не зимой. Помню, что гитарное соло из-за технических проблем записывали 8 часов – в 12 ночи начали, в 8 утра закончили. Были песни, которые претерпели несколько аранжировок. Например, песню «То ли воля, то ли не воля» мы пытались сделать в кантри и жёстком роке. Были и те, у которых переписывались слова. Песня «Пепел любви» вначале называлась «Роли», и пелось в ней о том, что в жизни каждого они меняются.

– Вас окружает сугубо мужская компания – двое сыновей и внук. О девочке не задумываетесь?
– Пути Господни неисповедимы…

Беседовал Виталий Лесничий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31