12 апреля 2021 23:01

Санитарная классика

У Станислава Кривули две страсти: литература и работа

«Чем старше становимся мы, тем быстрее бежит время…» – первые строчки стихотворения, открывающего сборник Станислава Кривули «Нектар души». Я в гостях у автора – заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук, которого многие читатели «Гудка» помнят как бессменного главного санитарного врача по железнодорожному транспорту.

Станислав Кривуля – организатор, учёный и лирик в одном лице
Сегодня коллеги и друзья будут поздравлять его с 65-летием. И никого из них лирические увлечения Станислава Даниловича не удивляют. Да о чём говорить, если перу юбиляра принадлежит целый гимн Госсанэпидслужбы, который в ведомстве приняли все – от рядовых до начальников. Тоже признание.

Хотя большее признание он снискал как профессионал – организатор санитарно-эпидемиологического надзора. Не случайно в 1973 году выпускник Днепропетровского мединститута Стас Кривуля, придя санврачом на Московскую дорогу, уже через две недели был назначен руководителем отдела. А дальше – Главное врачебно-санитарное управление, должность главного государственного санитарного врача по железнодорожному транспорту, руководство департаментом Госсанэпиднадзора. Ответственным должностям в системе МПС отдано более 30 лет.

Мы общаемся, и становится очевидным, почему об этом человеке рассказывает энциклопедия «Железнодорожная медицина», почему его награждали орденом Почёта, медалями и почётными грамотами правительства страны, МПС и Минздрава, почему он трижды награждался именными часами министра путей сообщения и трижды получал звание почётного – как железнодорожник, работник транспорта и работник госсанэпидслужбы.

Все три часа общения он увлечённо рассказывает о работе – какой была санитарная служба и какой её сделали, какой она должна стать и что он собирается сделать для этого в нынешней должности заместителя главврача Федерального центра гигиены и эпидемиологии по железнодорожному транспорту.
– Я вот думаю об очередной книге. На этот раз воспоминаний. О событиях, в которых довелось участвовать, о людях, которые в трудных ситуациях были рядом, – признаётся он.

Вспомнить действительно есть о чём.

Чернобыль. Из 30-километровой зоны автобусами вывозят людей, железнодорожникам поставлена задача эвакуировать технику. На локомотивах, машинах – радиоактивная пыль. Работники санитарной службы выбирают площадки для дезактивации подвижного состава, обработки одежды. Кривуля с коллегами отправляет руководству докладную записку о необходимости работы вахтовым методом, об ограничении радиационной нагрузки на человека до 5 бэр. Документ сочли политически незрелым, ставился даже вопрос об исключении из партии его подписантов. Однако с предложениями в конце концов согласились, и в итоге среди железнодорожников, вернувшихся из зоны заражения, не было ни одного случая лучевой болезни.

Землетрясение в Армении. Под обломками зданий остались трупы животных, создалась угроза эпидемии. На место трагедии прибывают вагоны-лаборатории санэпидслужбы. Разрушена канализация, санврачи решают закопать в землю цистерны и в них сливать нечистоты. Раненых привозят в железнодорожную больницу, многие на искусственной вентиляции лёгких. Очередной удар стихии – и в реанимационном отделении гаснет свет. За считанные минуты перебрасывается кабель от ближайшей станции к больнице, спасены многие жизни.

Были и другие ситуации, прибавившие серебра в когда-то чернявую шевелюру. Станислав Данилович говорит, что в такие моменты выручало сознание своей ответственности и важности работы, а ещё оптимизм. Это качество, которое отмечают коллеги юбиляра, помогало ему и бюрократию ломать, в том числе родную железнодорожную.
– На определённом этапе было принято решение не выпускать поезда в рейсы, если они недостаточно подготовлены с точки зрения санитарных правил, – рассказывает Станислав Данилович. – Начали с Октябрьской дороги, и тут же получили всплеск жалоб пассажиров: мол, как же так, люди купили билеты, заняли свои места в вагонах, пора ехать, а поезд стоит. Кто-то из железнодорожного руководства крупно тогда получил «по макушке», но потом всё наладилось, и жёсткую систему контроля мы внедрили на всей сети дорог. Теперь редко кто из пассажиров пожалуется, что в вагоне нет горячей воды или грязный туалет.

При его участии санитарная служба получила статус государственной и сохранила централизованную вертикаль управления. А когда в 2004 году МПС было преобразовано в ОАО «РЖД», а санэпидслужба отошла в ведение Роспотребнадзора, Станислав Кривуля был одним из тех, кто налаживал отношения между компанией и новым ведомством. Важным результатом этой работы юбиляр считает Соглашение о взаимодействии между ОАО «РЖД» и Роспотребнадзором, которое в 2007 году в торжественной обстановке подписали руководители – Владимир Якунин и Геннадий Онищенко.

Но для Станислава Кривули оба эти ведомства родные – железнодорожники и санврачи. Он как «мост» связующий. Подкидываю ему эту идею – для стихотворения. Нет, отказывается о себе писать, говорит: «Нескромно».

Андрей Ивахнов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30