27 января 2022 18:26

Фонарь из подземелья

В нашей семье много лет хранится железнодорожный керосиновый фонарь довоенных лет. Его в самом начале Великой Отечественной войны принёс в дом мой дед по матери Василий Мишарев, который работал в Батайской дистанции пути. Этот фонарь освещал импровизированное бомбоубежище, устроенное во дворе нашего дома.
Этот железнодорожный фонарь освещал самодельное бомбоубежище в годы войны
Немцы, наступая на южном направлении, сильно бомбили важную сортировочную станцию Батайск близ Ростова-на-Дону. Дедушка рассказывал, что путейцы едва успевали устранить последствия одной бомбардировки, как вражеская авиация налетала вновь и опять утюжила территорию узла.

Во время налётов путейцы прятались в бомбоубежище, которое они сами устроили во дворе дистанции: выкопали траншею, укрепили стенки, сверху положили старые шпалы и засыпали их землёй в несколько слоёв. «Землянка наша в три наката», – напевал дед, вспоминая те годы.

Почти всю свою трудовую путейскую жизнь Василий Мишарев провёл в цехе дефектоскопии, но когда началась война, стало не до проверок технического состояния. Все батайские железнодорожники, умевшие ремонтировать путь, ликвидировали разрушения от вражеских бомб. На эту работу направляли своих сотрудников и другие предприятия узла. Из них создавали небольшие мобильные группы, во главе каждой из них обязательно был путеец.

Немецкие бомбардировки задевали и жилые кварталы города, особенно рядом с железной дорогой. Бомбили и нашу улицу, разрушили несколько домов, были и погибшие. Инженер-путеец Мишарев организовал соседей, большая часть которых тоже была железнодорожниками. Привезли старые шпалы, вырыли в нашем саду яму и накрыли её примерно так же, как ту, что была оборудована во дворе дистанции. Теперь от бомбёжек здесь пряталась и наша семья, и соседи из всех домов неподалёку, в основном женщины и дети, потому что большинство мужчин либо воевали, либо работали на железной дороге. Моя мать Ида, которой тогда было 11 лет, рассказывала, как было страшно, когда налетали немецкие бомбардировщики, как содрогалась земля от взрывов, и женщины с детьми сидели в землянке, прижавшись друг к другу, в кромешной тьме.

Женщины и попросили придумать что-то со светом, потому что находиться под землёй в темноте было очень тяжело. И тогда дедушка раздобыл в дистанции старый керосиновый фонарь. Мама говорила, что после этого обитатели импровизированного бомбоубежища сразу повеселели. «Ещё поживём», – сказала тогда моя бабушка Надежда.

Однажды авиабомба упала в наш двор – прямо в колодец. Но землянка-бомбоубежище выдержала, никто не пострадал.

Никого из тех людей уже нет в живых, но забыть их рассказы невозможно.

Дедушка и его товарищи трудились на станционных путях до последнего. Только перед самым приходом врага семьи работников дистанции погрузились в несколько грузовиков и отправились в эвакуацию. Но когда они доехали до Кущёвской, оказались на уже занятой немцами территории. Людям велели возвращаться в Батайск. А когда советские войска перешли в контрнаступление, станцию начали бомбить вновь, чтобы выбить оккупантов. Жители снова прятались в землянке в нашем саду. «От немца терпели, – говорили женщины, – а уж от своих как-нибудь вытерпим». И свет надежды от керосинового фонаря согревал их в подземной тьме.

Карен Артарян
Ростов-на-Дону


Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене».
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31