06 мая 2021 12:30

БАМу нужен мониторинг

Константин Семинский, заместитель директора Института земной коры Сибирского отделения РАН по научной работе, доктор геолого-минералогических наук

– В январе в южной части Байкальской рифтовой зоны произошли три сильных землетрясения. Могут ли такие природные явления повлиять на инфраструктуру Восточно-Сибирской дороги и существуют ли долгосрочные сейсмологические прогнозы для Прибайкалья?
– Действительно, в последнее время наблюдается заметное усиление сейсмической активности в Байкальской рифтовой зоне. А БАМ к востоку от северной оконечности Байкала как раз проходит по её территории. Что будет здесь в ближайшее десятилетие, никто в России, да и в мире, точно предсказать не сможет. Однако история сейсмических событий в регионе свидетельствует, что одно из самых сильных для территории России землетрясений – Муйское – произошло 27 июня 1957 года именно в зоне БАМа и ощущалось в эпицентре с интенсивностью 10–11 баллов. Это привело к образованию озера, разрывам почвы в зоне длиной 30 км и смещениям блоков горных пород. В непосредственной близости от трассы остались следы близких по силе древних сейсмических событий, что является очень серьёзной опасностью для её инфраструктуры.
Наибольшее беспокойство у нас вызывает состояние действующего Северомуйского тоннеля и дальнейшие перспективы его эксплуатации.
Место для строительства этого искусственного сооружения было выбрано крайне неудачно. Тоннель проходит вдоль зоны Перевального разрыва, который соединяет два крупных активных разлома. Это наиболее опасная в плане сейсмичности ситуация, и анализ землетрясений прошлых десятилетий указывает на постоянную повышенную активность этой зоны.
Эксплуатировать этот объект весьма сложно: кроме повышенной сейсмичности на него оказывают постоянное воздействие и другие геологические процессы, и в первую очередь – подземные воды. Они мигрируют по зонам разрывов, оперяющим Перевальный разлом, к стенкам тоннеля, что существенно осложняет его полноценную и безопасную эксплуатацию.
В 2018 году к нам обратился Объединённый учёный совет ОАО «РЖД» с просьбой высказать мнение о проекте строительства второго Северомуйского тоннеля. В делегацию для участия в учёном совете, возглавляемую научным руководителем Иркутского научного центра академиком РАН Игорем Бычковым, от Института земной коры СО РАН вошли мы с заведующим лабораторией современной геодинамики Владимиром Саньковым, посвятившим многие годы исследованию Северомуйского тоннеля. В докладе, основываясь на материалах многолетних исследований, мы обосновали риски строительства второго тоннеля в том месте, которое сейчас рассматривается – то есть практически там же, где построен первый Северомуйский тоннель. И дело не только и не столько в самом строительстве, сколько в проблематичности дальнейшей эффективной эксплуатации этого сооружения при наличии комплекса геологических и техногенных угроз.
Позднее, в ноябре 2018 года, по просьбе ВНИИЖТа мы подготовили более основательное заключение по этому вопросу и направили его руководству этого научного учреждения.

– Насколько известно, учёные института выступили с альтернативным предложением – вместо второго тоннеля построить обходной путь по поверхности. Это так?
– Да, этот путь, по нашим расчётам, должен пройти на участке от Чуро до Северомуйска, южнее нынешней магистрали, по речным долинам в обход сейсмически опасной зоны. Таким образом мы решаем сразу две проблемы: увеличиваем пропускную способность БАМа, а заодно страхуемся от будущих возможных неприятностей. Даже если в случае крупного землетрясения или другой природной катастрофы (обвал горной породы, выброс термальных вод в тоннеле) пострадает Северомуйский тоннель, движение на магистрали не будет прервано.

– Учёные вашего института ратуют за возрождение в регионе программы сейсмобезопасности и создание системы комплексного мониторинга опасных геологических процессов. Как она должна работать?
– Такая система нужна, и усилия по её созданию уже предпринимаются. Осенью 2020 года Институтом земной коры за счёт средств федерального бюджета было установлено три пункта мониторинга на побережье озера Байкал. Кроме того, губернатор Иркутской области Игорь Кобзев поддержал строительство ещё трёх таких пунктов – в посёлках Хужир, Култук и Большое Голоустное.
Полагаю, что участие ОАО «РЖД» в этой деятельности тоже необходимо. Чем больше будет в регионе пунктов мониторинга, тем точнее будут полученные в дальнейшем прогнозы. Наш институт – это организация, которая занимается научными исследованиями. Постоянный, систематический мониторинг сейсмичности и сопутствующих процессов – это не наш основной профиль. Институт может только организовать его на начальном этапе, а потом вести дальнейшее научное сопровождение, обработку и анализ информации. Но затем нужна рутинная работа по организации работы этих пунктов слежения. В больших городах эту функцию могут взять на себя структуры ГО и ЧС, а вот в зоне Байкало-Амурской магистрали в этом, скорее всего, должно быть заинтересовано руководство ОАО «РЖД», отвечающее за безопасность и перевозки. Если не ОАО «РЖД», то больше, боюсь, никто эту функцию в местах, удалённых от регионов интенсивного природопользования, осуществлять не будет.
Необходимо знать, какова там реальная картина. Имеющиеся у нас сведения уже устарели. Напрямую районом, где расположен Северомуйский тоннель, никто из учёных давно планомерно не занимался. В связи с этим необходимы актуальные данные о сейсмичности, гидрогеологии, течении опасных геологических процессов, а также мониторинг напряжённо-деформированного состояния пород, режима подземных вод и состояния криолитозоны.

Беседовал
Александр Ивановский

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31