13 июня 2021 04:49

фото: Гавриил Григоров / ТАСС

Искусство принадлежит народу

Марина Лошак: «Пушкинский музей был всегда обласканным ребёнком»

31 мая Государственному музею изобразительных искусств им. Пушкина исполнилось 108 лет. Как живёт музей в период самоизоляции, какие из онлайн-проектов, появившихся в этот период, продолжат жить дальше? Об этом, а также о развитии музея и его отношений со зрителем «Гудок» поговорил с генеральным директором ГМИИ им. Пушкина Мариной Лошак.
– До пандемии музей жил своей обычной жизнью: задумывался над расширением коллекции, занимался строительством музейного городка. Что изменилось?
– Ещё три месяца назад, да и прежде, музей жил достаточно благополучно. У нас было очень много людей, которые готовы были нам помочь. Они помогали нам очень щедро, открыто и разнообразно. Мы понимали, что потенция тех, кто был готов нам помочь, была исчерпана не до конца. Наш музей можно назвать обласканным ребёнком. И, наверное, это неслучайно. Ведь мы старались быть особенными, современными и сделать всё, чтобы с нами хотелось дружить. У нас были сильные и крупные спонсоры. Довольно давно нашим генеральным спонсором стал ВТБ. Нас поддерживали Сбербанк, Газпромбанк и «Роснефть», «Абсолют». И много небольших компаний, физические лица. Было много предложений помочь нам. В этом смысле мы были вполне благополучным музеем. В целом это была благополучная жизнь очень любимого и обласканного музея.
Сейчас мы вступаем в ситуацию, когда картинка мира немного меняется, и мы пытаемся осознать эти изменения. Безусловно, что-то нужно менять в себе, чтобы принять эту новую ситуацию и суметь воспользоваться открывающимися возможностями. Но что-то пересмотреть.
Кто-то из наших надёжных партнеров говорит о том, что не может себе позволить поддерживать музей и осуществлять большую социокультурную поддержку, потому что у компании серьёзные проблемы и сначала нужно решить их, а потом думать о факультативном. Это понятно. Это данность сегодняшнего дня. Но приятная новость в том, что генеральный спонсор – ВТБ – готов поддержать нас в любую сложную минуту нашей жизни.
Сейчас мы пытаемся понять, какова будет наша жизнь в ближайшие месяцы. Что-то непременно поменяется в наших взаимоотношениях с обществом, в этом я уверена.

– Как изменился интерес людей к музеям в период пандемии?
– Эта пауза, которую мы проживали вместе, – безусловно, уникальный опыт для всех нас. Потому что в этот период мы ещё раз почувствовали, что общение с искусством в самом широком смысле слова – это спасительный якорь, крючок, который ты можешь забросить и выловить много рыбы.
Мы многое делали, как и другие музеи. Экспериментировали, старались не потерять своего зрителя и даже приобрести нового. Мы хотели продемонстрировать свою заинтересованность в такой коммуникации. Ведь одно не существует без другого: музей не может жить без зрителя, а зритель – без музея. Так же, как в дружбе, нужно иногда звонить просто так, без какой-то просьбы, чтобы сказать: «Я по тебе соскучился». Всё это чувственное и является сутью взаимоотношений. Вот это мы и пытались воспроизвести, создавая это чувственное поле совместных переживаний. И на нём появилось много разных проектов, иммерсивность, новые идеи, которые, я уверена, обязательно прорастут впоследствии.
В какой-то момент я почувствовала отчётливо, что наши онлайн-проекты улучшили, украсили и обогатили жизнь людей, сидящих дома. Это очень важно.
А для себя я сделала выводы – появилась другая, чрезвычайно насыщенная онлайн-коммуникация, которая теперь не закончится, даже когда люди выйдут из дома и отправятся гулять, заниматься делами или путешествовать. Я надеюсь, что это всё-таки случится. Но всё равно эта привычка онлайн-коммуникации у них закрепится. Люди будут возвращаться к этому виду общения с музеем, которые возник в дни карантина, – один на один.

– Назовите, пожалуйста, самый интересный, на ваш взгляд, онлайн-проект?
– Главный масштабный проект, который мы обкатали на разных платформах и который мы за это время сделали, называется «Наедине с Пушкинским». Мы попытаемся сохранить это счастливое ощущение, которое возникает, когда человек находится наедине с музеем. И оно зафиксируется как приятное воспоминание. Естественно, мы планируем, что онлайн-общение с музеем не будет длиться тотально с утра и до вечера. Мне также хочется, чтобы не только онлайн-общение заполняло человека, но и желание живой жизни. И то и другое нам необходимо и должно быть исполнено.

– А есть ли какие-то цифры, подтверждающие интерес зрителей к музейным онлайн-проектам?
– Да, и они о многом говорят. Когда на онлайн-экскурсию по истории рисунка приходит единовременно 1,2 млн зрителей – о такой аудитории может мечтать любой музей. Мне нравится, когда мои сотрудники говорят: «Это не такая удачная, её посмотрели всего-то 250 тыс.» Тут я радостно хлопаю в ладоши, потому что это совершенно другой охват, в отличие от офлайн-реальности, и другая сфера влияния. Это история, которую нужно запомнить и воспользоваться ею.

– Что за люди эти пользователи: поклонники Пушкинского или неофиты?
– Прежде всего это та аудитория, которая готова слушать – например, экскурсию о рисунке, которую вёл Дима Гутов, мой любимый современный художник, у него к тому же есть образование историка искусства. Он очень свободно, легко думающий и рассказывающий человек.
Для неофита это очень длинная экскурсия. Она длилась полтора часа. Рисунок – это сложный, элитарный, требующий подготовки жанр, к тому же не самый популярный в истории искусства. Но именно эту онлайн-экскурсию посмотрели 1 200 000 человек. Мы проанализировали данные – это большая аудитория разного возраста.
В общем, на карантине мы пытались так или иначе почувствовать вкусы разных аудиторий, которые нам интересны. Старались делать разные форматы, которые могли привлечь всех-всех-всех.

– Какой из новых проектов вам нравится, чем вы гордитесь?
– Мне очень понравился проект, который мы придумали для «Ночи музеев». Мы придумали простенькую идею – путешествие по ночному музею. И она сработала гениально. К проекту мы привлекли Диму Гутова и нашего партнёра – Aksenov Family Foundation, который помог нам сделать этот продукт. Ни одна «Ночь музеев» не предполагает, что человек может прийти в музей ночью и погулять по нему в кромешной тьме. Нам хотелось, чтобы у зрителя возникли ощущения, как у Гарри Поттера, чтобы человек ощутил иллюзию присутствия внутри этого романа. Мы создали свой Хогвартс в Пушкинском. А ведь наш музей в каком-то смысле им и является, когда ты оказываешься там ночью один на один со всеми этими чудесными химерами, которые там живут.
При помощи отдельных объектов искусства мы рассказывали о разных эпохах. В каком-то смысле эти произведения стали на эту ночь порталами во времени.
У нас было два сталкера – Дима Бутов и юноша Саша Аксёнов, который старался при помощи старшего товарища разобраться, стоит ли пытаться попасть в ту или иную эпоху, что там его ожидает.
Это приключение длилось 27 минут, но смотрелось и слушалось на одном дыхании. Мне кажется, что прямая трансляция получилась как настоящее кино. Мы получили чудесные отклики от зрителей на нашей странице в Facebook. В общем, мы зажглись такими экспериментами и продолжим их вместе с основателем
Aksenov Family Foundation Дмитрием Аксёновым, которому они тоже пришлись по душе.

– Все ли новые проекты продолжат жить после выхода из самоизоляции?
– Да, конечно. Они уже стали частью нашей будущей жизни. Мы надеемся, что у нас появится кроме уже существующих в соцсетях музея платформ отдельный самостоятельный продукт. Мы делаем его вместе с нашими друзьями и единомышленниками из просветительского проекта Arzamas. Это будет платформа, на которой появится результат нашего многолетнего опыта, а также те онлайн-проекты, которые мы придумали и обкатали в период вынужденного заточения дома. Кстати, главный редактор Arzamas Филипп Дзядко, как и Дима Гутов, – выпускник Клуба юного искусствоведа (КЮИ), который существует очень давно при Пушкинском музее.

– А как вы вовлекаете молодую аудиторию в жизнь Пушкинского музея?
– В прошлом году КЮИ трансформировался в Пушкинский Youth – это платформа, площадка, на которой в разных лабораториях работают молодые люди от 14 лет до 21 года. Это наш резерв и моя самая любимая часть Пушкинского. Мы во многом ориентируемся на молодых и прислушиваемся к ним.

Беседовала Наталья Гриднева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30