24 октября 2020 03:08

фото: Семейный архив

Узкое место

Роману Елдашеву нужно сделать операцию на черепе

Роме очень  нужна операция на черепе. Иначе здоровый и весёлый мальчик превратится в инвалида.
Мама с папой сразу поняли, что с головой у Ромы что-то не так: уж очень выпуклый лоб. Но в роддоме врачи никакого беспокойства не проявили. В три месяца малыша осматривал педиатр и всерьёз обеспокоился. Он измерил окружность Роминой головы, она к тому моменту выросла уже до 39 см, и в срочном порядке отправил на УЗИ головного мозга с подозрением на гидроцефалию. Исследование показало, что в голове воды нет, сосуды не расширены. Заключение: ребёнок здоров.

Врач тогда ещё шутя успокоил Елдашевых, что, скорее всего, это «просто наследственность»: «Вы посмотрите на папу ребёнка, видно же, что форма черепа у них похожа». Елдашевы и правда успокоились, ведь состояние ребёнка было хорошее: не капризничал, гулил, следил взглядом за игрушкой, узнавал мамин голос, лёжа на животике, мог удерживать голову в течение нескольких секунд. В общем, делал всё, что полагается здоровому трёхмесячному грудничку.

В четыре месяца голова выросла и была уже 43 см в окружности. Елдашевых на всякий случай направили в Казань к невропатологу, который сказал: «Всё нормально, никаких проблем».

С развитием у ребёнка проблем и правда не было. Роман радовал родителей своими достижениями: хорошо сосал грудь, играл с игрушками, упорно пытался садиться. Вот только форма головы всё никак не давала покоя родным и близким.
– Глядя на Рому, казалось, будто вместо лба выпуклый кулак. Будто над ушами сильно сжали и остались продавленные впадины. Чтобы представить, как это выглядит, нужно взять воздушный шарик и сжать его с двух сторон, вот такая голова и у Романа, – объясняет мама Екатерина Елдашева. – На сына не то чтобы показывали пальцем, но всегда говорили: «Ой, ну как же, над ним же смеяться будут, что это у него за лоб такой непонятной формы».

В семь месяцев Елдашевых всё-таки снова отправили в Казань. На этот раз уже в детскую республиканскую клиническую больницу. И тут уж врачи забили тревогу. Консультация была недолгая: срочно к нейрохирургу.
– Сразу попасть к нейрохирургу мы не смогли, он был в отпуске. Принял нас челюстно-лицевой хирург, – вспоминает Екатерина. – Как только мы зашли в кабинет, он стал нас фотографировать на телефон, чтобы отправить голову Ромы нейрохирургу, который прямо из отпуска его консультировал. Уже через несколько минут я услышала страшные слова: «Срочно оперировать».

Вскоре нейрохирург вышел на связь с Елдашевыми и сказал, что у ребёнка краниосиностоз по сагиттальному шву (скафоцефалия).

Краниосиностоз – это преждевременное закрытие одного или всех черепных швов, ведущее к неправильному росту и деформации черепа. Чаще всего поражается как раз сагиттальный шов, соединяющий правую и левую теменные кости. При этом формируется вытянутый в лобно-затылочном направлении и сдавленный с боков череп. Всё как у Ромы.

Последствием такой патологии могут стать серьёзные заболевания: нарушения функционирования мозга, задержка психического и физического развития, атрофия зрительного нерва и полная потеря зрения. Вплоть до летального исхода.
– Врач нам наглядно показал, что это за болезнь такая. Открыл сайт, показал фотографии других ребятишек, как они страдают. И сказал, что нужно оперативное вмешательство – краниопластика, – рассказывает Екатерина.

Фактически Роме пересоберут череп на специальных пластинах. Пластины эти делаются из полимера молочной кислоты, и вынимать их потом не понадобится, они сами постепенно рассосутся в организме. Стоят они недёшево: на пластины, штыри для их крепления, одноразовый бур и прочие расходные материалы надо будет набрать 170 373 руб.

Ещё больше придётся отдать за саму операцию. Цена медицинских услуг – 202 390 руб. Теоретически это можно было бы сделать и за счёт государства. Но квот на краниопластику мало, они распределяются на год вперёд, и для Ромы их сейчас нет. А операцию лучше делать как можно раньше.

Такая сумма стала для Елдашевых не меньшим ударом, чем сама болезнь сына. Екатерина занимается хозяйством, а основной добытчик денег в семье – папа Александр. Он работает охранником, охраняет поля и фермы животноводческого комплекса. Работать приходится практически каждый день, иногда и ночные смены бывают. И за всё это он получает 11,5 тыс. руб. в месяц. Ещё 6,7 тыс. руб. – ежемесячное детское пособие, которое к полутора Роминым годам выплачивать перестанут. Самостоятельно собрать 372 763 руб. на операцию семья никак не может. Вот Елдашевы и решили обратиться в фонд «Линия жизни» за помощью.

Тут надо понимать, что в семье ещё двое детей. Старший, шестнадцатилетний Алексей, всячески поддерживает родителей морально. Он учится в военном училище. Каждый день звонит маме и говорит, что всё будет хорошо. Присылает свои фотографии с построения, радует спортивными достижениями, успехами в учёбе. А ещё общается с Ромой по телефону, могут часами болтать. Конечно, болтает Алексей, а Рома что-то отвечает на своём детском языке. А ещё Рома очень любит играть со старшей сестрой, восьмилетней Викой. Мама разрабатывает ежедневный план игр, и это не просто игры, а настоящие квесты.
– С тех пор как нам поставили диагноз, я места себе не нахожу, – признаётся Екатерина. – Сыну предстоит тяжёлая операция, ему разрежут череп. Страшно. Я не могу спать, всё думаю, как он перенесёт, долгой ли будет реабилитация.

Роме недавно исполнился год, и появились первые симптомы. Он начал с громким плачем просыпаться по ночам. На руках быстро успокаивается, но потом опять плачет, как будто болит что-то, наверное, головка. Ежедневная рвота, особенно по вечерам. Родители уверены: это сигнал того, что сросшийся череп ограничивает развитие их ребёнка. А значит, времени, чтобы собрать деньги и сделать операцию, остаётся всё меньше.

Николай Морошкин

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31