26 сентября 2020 21:06

фото: СамГУПС

Семейный историограф

Аспирант кафедры «Электроснабжение железнодорожного транспорта» Самарского государственного университета путей сообщения Ксения Титоренко в конце февраля получила из Центрального архива Министерства обороны РФ в Подольске сведения о боевом пути и заслугах своего прадеда по материнской линии Тимофея Майсюка. Родословная семьи девушки, которую Ксения собирает с детства, пополнилась новыми страницами. В этом году Титоренко планирует за свой счёт издать генеалогическую книгу семьи в трёх томах.
«Я не знала, где и как воевал мой прадедушка. Родственникам он ничего не рассказывал, по воспоминаниям родных составить его военную биографию было сложно. Ответы из архива практически не оставили белых пятен в его биографии: Тимофей Антонович проходил военную службу с апреля 1940 года до 22 июля 1945 года, участвовал в советско-японской войне, вернулся домой», – рассказывает Ксения Титоренко.

В родословном древе Ксении представлены восемь поколений семей Титоренко, Михайленко, Федьковых, Чечило, Емельяновых, Выскребенцевых, Базаровых, Жучковых, Коротких, Майсюк, Любонько и Третьяковых. О многих ближних и дальних родственниках аспирант СамГУПСа может рассказать подробно и достоверно.

Интерес к истории рода появился у Ксении ещё в 2003 году, когда ей было семь лет. В гостях у бабушки листала старые семейные фотоальбомы, рассматривала чёрно-белые фотографии и расспрашивала старших, кто на фото, как зовут, где живут. Любила перебирать тяжёлые, потускневшие от времени ордена и медали прадедушки Тимофея Майсюка. Однажды Ксения заметила на дне шкатулки, где хранились эти награды, завещание прабабушки от 19 ноября 1947 года. «В записи было указано, что Ульяна Третьякова завещает своей дочери Прасковье землянку, – рассказывает девушка. – Начала расспрашивать родственников об этом, стало интересно, как и чем жили мои предки в прошлом веке». Выяснилось, что землянка та в посёлке Васильевка Акбулакского района Оренбургской области была жилой, поэтому передавалась по наследству как объект недвижимости. Позднее на этом месте построили дом, в котором и сама Ксения жила до 2010 года.

Постепенно любопытство к родственным связям переросло в серьёзное увлечение, которому Ксения посвящает всё свободное время. Она подошла к делу основательно: решила не только создать прямое семейное древо от потомка к предкам, но и систематизировать и каталогизировать всю информацию по каждому родственнику. «Кроме того, я задалась целью подтвердить все воспоминания родственников документально», – говорит Ксения.

Сейчас её картотека содержит сведения о 56 родственниках – от года рождения и трудовой биографии до места захоронения, если человек уже скончался.

Чтобы составить полный список родичей, Ксения Титоренко отправляла запросы в Брянский, Винницкий, Воронежский и Одесский государственные архивы, в районные архивы Бузулукского, Николаевского и Почепского районов, отделы ЗАГС. Есть в картотеке и данные из метрических книг Подольской духовной консистории Кресто-Воздвиженской церкви села Слободы Носковецкой (Украина) и Самарской духовной консистории Бузулукского уезда села Палимовка. Самая ранняя подтверждённая дата в родословной семьи Титоренко – 1812 год, когда родился один из предков.
«В ходе исследования с помощью этимологического анализа фамилий удалось доказать совпадения рода деятельности, имён предков со значениями фамилий Титоренко, Михайленко, Федьков, Чечило, Емельянов, Выскребенцев, Базаров, Жучков, Коротких, Майсюк, Любонько и Третьяков», – рассказывает Ксения.

Многое об истории рода могут рассказать семейные реликвии или памятные вещи. По мнению Ксении Титоренко, памятные вещи особенно важны для потомков. Такой вещью в её семье стала швейная машинка «Зингер», которую передают из поколения в поколение с начала XX века. Этой машинкой пользовалась ещё прапрабабушка Ксении – та самая Ульяна Третьякова, с чьей завещательной записи всё и началось. Семью прабабушки не обошло стороной раскулачивание. Когда у зажиточных сельчан стали отбирать вещи и припасы, прапрабабушка спрятала «Зингер» в подполе, ведь швейное дело оставалось единственным способом прокормить детей. Швейная машинка перешла от Ульяны к её дочери Прасковье, от Прасковьи – к Надежде, бабушке Ксении. «Зингер» до сих пор в рабочем состоянии.
«Мне стало интересно узнать год её изготовления. На машинке сохранился серийный номер. Нашла архивы компании на начало XX века и выяснила, что машинки с такой серией были выпущены в первой половине 1906 года», – рассказывает Ксения.

Особенно заинтересовала Ксению история прадедов, воевавших в годы Великой Отечественной войны. На одного из них, двоюродного, Василия Захаровича Федькова, по рассказам родственников, за годы войны трижды приходили похоронки, а после Победы он вернулся домой живым. По словам Ксении, после третьей похоронки от 1944 года родные уже были уверены, что Василий жив. И оказались правы. Ксения решила прояснить эту историю и отправила запрос в Брянский военкомат. Оттуда пришёл ответ, что Василий Федьков погиб в Польше в октябре 1944 года и захоронен в городе Рожан, в «Книге памяти» имеется соответствующая запись. «Я нашла «Книгу памяти», и, правда, запись там есть. Как оказалось, ошиблись при её составлении. После окончания войны прадедушка проходил курсы переподготовки и поэтому вернулся домой позже», – объясняет Ксения Титоренко.

Дмитрий Попов
Самара

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31