11 мая 2021 11:00

Железный авторитет машиниста

35 лет водит грузовые поезда машинист электровоза 1-го класса эксплуатационного локомотивного депо Слюдянка Юрий Маршков. С солидной датой его поздравили недавно коллеги.
Немало сверстников Юрия Александровича уже возятся с внуками, а он до сих пор делит время на «до» и «после» поездки, хотя тоже мог бы уйти на заслуженный отдых.

В депо коллеги иной раз подначивают Маршкова: не все, что ли, ещё награды заработал? В ответ отшучивается. Хотя если говорить об «иконостасе», то он у ветерана внушительный. В праздничные дни его форменную куртку украшают знак «За безупречный труд на железнодорожном транспорте. 30 лет», который машинисту вручил президент компании, два знака «Лучший машинист локомотива» 2-й и 3-й степеней. А фото Юрия Маршкова появлялось на Доске почёта Восточно-Сибирской дороги.

Но не за знаками отличия гонится этот человек. Просто пока не мыслит своей жизни без сосредоточенной, деловой атмосферы цеха эксплуатации, медицинских осмотров, предрейсовых инструктажей и, конечно, поездок в кабине электровоза. Время расстаться со всем этим, по его ощущениям, пока не настало, да и руководство депо просит ещё поработать.

С таким старожилом, считает и.о. заместителя начальника депо Слюдянка по кадрам и социальным вопросам Сергей Прощук, и в самом деле сложно расстаться. Юрий Александрович зарекомендовал себя технически грамотным, добросовестным машинистом, освоившим все типы локомотивов. «Он уже не раз доказывал способность принимать правильные решения в трудных ситуациях. Применяя передовые методы рационального вождения локомотивов, добивается высоких показателей в работе и экономии электроэнергии, в совершенстве владеет вождением грузовых поездов повышенного веса и длины», – дополняет Сергей Прощук.

Есть что сказать и председателю профкома депо Андрею Бородину. Во-первых, Маршков в своё время обкатывал профсоюзного лидера на машиниста, а во-вторых, теперь он ещё и заместитель председателя профкома. «Юрий Александрович помогает в решении трудовых споров, вопросов, связанных с оплатой труда. К нему чаще всего обращаются за советом машинисты, поскольку его авторитет, что называется, железный», – рассказывает Андрей Бородин.

Местом жительства городок у Байкала Маршков выбрал после окончания Воронежского техникума железнодорожного транспорта и службы в армии: озеро, которое, по его словам, летом холодит, а зимой греет, тайга, которая начинается сразу за домами, рассудительные и верные в дружбе сибиряки. С 1983 по 1986 год Юрий проходил в помощниках. А когда направили в дорожную техшколу учиться на машиниста электровоза, ответственности уже не боялся. После обучения три месяца ушло на обкатку, и настал момент, когда он занял правое кресло в кабине локомотива. Во время поездок не раз вспоминалось Маршкову, как в школьном кружке он мастерил модели локомотивов, как крутился возле железных машин на станции Грязи близ Липецка. Выходит, уже тогда чувствовал своё призвание.
«Есть работа твоя, а есть не твоя. Так вот работа машиниста – это как раз то, что моя душа принимает без всяких оговорок», – признаётся локомотивщик.

Правда, ради дела ему дважды приходилось оставлять любимую работу, чтобы стать машинистом-инструктором. Первый инструкторский период пришёлся на 1995 год, когда 400-километровый участок Зима – Слюдянка переводили с постоянного тока на переменный практически без остановки движения. Без технических и технологических сложностей в таком большом проекте не обойтись, и Маршков провёл немало ночей на станции Большой Луг, откуда начинался горно-перевальный участок. «Закатывали» машинистов, шлифовали работу локомотивов-толкачей. Но как только всё более-менее наладилось, попросился обратно в машинисты», – вспоминает он.

Следующий период инструкторской жизни пришёлся на 2000-е. В предыдущее десятилетие из-за резкого спада перевозок из почти десятка колонн в депо осталось всего две, часть машинистов покинули дорогу в поисках лучшей доли. Когда объёмы опять стали расти, необходимого для вождения поездов количества специалистов уже не было. «В 2003-м уговорили вновь занять должность машиниста-инструктора – «закатывать» людей, которые остались, обучать новых. Был настоящий аврал: с поездки придёшь, поспишь и дальше едешь с кандидатами в машинисты. Можно сказать, что в 2003–2004 годах дома толком и не жил. Но когда ситуация выровнялась, опять ушёл в машинисты», – рассказывает Маршков.

Ветеран считает, что особых профессиональных секретов в его деле нет. Важно знать матчасть, чтобы никакая ситуация не поставила в тупик и не вызвала длительной задержки, хорошо представлять работу смежников – вагонников и движенцев. Ну и постоянно получать новые знания. «Когда по-настоящему любишь свою работу, это не в тягость. А иначе крепким профессионалом не стать», – уверен Юрий Маршков.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск
Фото автора


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31