11 мая 2021 01:34

Чугун пойдёт на запад

Артур Парсегов, директор по логистике Промышленно-металлургического холдинга (ПМХ)

На мировом рынке одной из ключевых тенденций последних лет стало усиление протекционизма.

С одной стороны, развитые страны пытаются сохранить конкурентоспособность своей металлургической промышленности. Рынки этих стран привлекательны из-за стабильно высокого потребления и цен. С другой – сократить импорт пробуют и развивающиеся страны, справедливо относящие металлургию к числу стратегически важных отраслей, и пытаются развить собственную металлургическую промышленность. В итоге торговые войны ограничивают возможности поставок экспортёров на традиционных для них направлениях, оставляя «островками стабильности» лишь торговлю внутри крупных политико-экономических объединений, таких, например, как Европейский союз или страны, входящие в НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле).

Протекционизм усиливает позитивные ожидания инвесторов, которые вкладывают средства в запуск производств на замену выбывшим импортным поставкам. Увеличение мощностей в металлургии требует надёжного сырьевого обеспечения. Основным сырьём для выплавки стали в электропечах служит металлолом, но для выплавки качественной стали требуется включение в шихту чугуна.

Ярким примером повышения спроса на чугун благодаря протекционизму служат США. В марте этой страной в соответствии со ст. 232 закона о расширении торговли были введены 25-процентные пошлины на ввоз стальной продукции. В США более 60% стали выплавляется в электропечах, поэтому введение пошлин увеличило загрузку мощностей в этой стране, а также усилило позитивные ожидания инвесторов от запуска новых.

Рост спроса позитивно отражается и на сбыте «Тулачермета» (входит в ПМХ) – крупнейшего в мире поставщика товарного чугуна.

Помимо протекционизма спрос на чугун повышает и ужесточение экологических норм. Интегрированное металлургическое производство намного более «грязное» с точки зрения экологии, чем мини-миллы, то есть компактные электросталеплавильные предприятия неполного цикла мощностью до 1–2 млн тонн продукции в год. В Китае, например, проблема экологии стоит очень серьёзно, поэтому в этой стране были введены жёсткие экологические ограничения на работу доменных и коксохимических производств. Они приводят к развитию мини-миллов, а значит, повышению спроса на товарный чугун на рынке с огромным потенциалом.

Второй позитивный момент для сбыта нашей товарной продукции – развитие государством портовой инфраструктуры. Сейчас в нашей стране наблюдается дефицит глубоководных портов, который преодолевается за счёт строительства новых терминалов на Балтийском и Чёрном морях, а также на Дальнем Востоке. В плане сбыта чугуна основным для нас как раз является западное направление. Структурами Минтранса России выпущена дорожная карта, согласно которой отгрузки российских внешнеторговых грузов через порты Прибалтики сводятся к нулю к 2020 году. Обнуление грузопотока через Прибалтику достигается за счёт развития внутрироссийских портовых мощностей, прежде всего строительства порта Тамань, а также развития порта Усть-Луга.

Нам это выгодно и по причине жёстких требований к подвижному составу в других странах, например, в Латвии. Требования со стороны Латвийской железной дороги к техническому состоянию вагонов оказывают серьёзное влияние на распределение грузопотока в связи с высоким процентом забракованного подвижного парка.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31