12 мая 2021 13:16

Сергей Самосват: Председатель

Сергей Самосват родился в Брянской области, окончил Брянский педагогический университет, но работать по специальности не довелось. В 2014 году пришёл на МЖД. Писать стихи и прозу начал в юношеские годы.
Андрей и Света, дети Марии Фёдоровны, нервничали, сидя у двери кабинета в районной поликлинике. Там решалась судьба их матери. Из-за двери был слышен встревоженный голос отца, чувствовалось, что Михаил Иванович расстроен, но неизвестность, как правило, ещё хуже – приходилось ждать, когда их родители всё-таки выйдут и озвучат приговор врачей.

Наконец-то дверь открылась и в проёме первой показалась мать, она очень сильно сдала за последние полгода. Сказывались болезнь сердца, беспрестанные поездки в областную больницу, в Москву, нервотрёпка с анализами, приёмы у обычных врачей и светил медицины, не вылеченный до конца инсульт, который не признавали местные врачи, и пропадающая вера в возможность жить дальше. Отец выглядел не лучше: терзала хроническая усталость от поездок, и самое главное – его любимой жене, матери двух его детей, почему-то отказывали в праве на жизнь. За плечами были бессонные ночи, неоднократные посещения областного кардиодиспансера, поездки в Москву, в известную Бакулевку. Вроде бы в столице готовы взяться за жену, в своё время была обговорена дата вызова на операцию, а перед этим пара поездок в областной департамент здравоохранения для согласования и представления нужных документов… Казалось, он сделал всё, чтобы жену прооперировали и вылечили, но вызов в поликлинику нарушил все планы.

Михаил Иванович стоял и смотрел на детей, на лицах тревога и немой вопрос. Андрей – студент 4 курса, дочка оканчивает школу, как им объяснить, что вызов из Москвы, на который все надеялись и ждали, в областном «департаменте здравозахоронения» (он его уже иначе и не называл) просто взяли и отдали другому человеку. Он готов был сорваться на крик и мат прямо в кабинете заведующего поликлиникой, сдерживало только одно – рядом Маша, а ей лишний раз нервничать – чревато последствиями. На работе, конечно, входили в положение, но и давать уже отпуска скоро не будут. Пока выручало то, что начальник отпускал просто так, под честное слово. Глядя на Андрея, он понял, что тот догадался про вызов, Света мяла в руках пакет с тетрадями, и было видно, что глаза на мокром месте.

Все присели рядышком на стоящие возле кабинета стулья. Каждый думал о своём, но дети, как будто боясь нарушить тишину, ждали, когда кто-то из родителей заговорит первым. Мария Фёдоровна нарушила тишину и, глядя на детей, уложившись в пару минут, объяснила, что в Бакулевку она пока не едет, не пришёл вызов. Михаил Иванович посмотрел на сына, тот слегка кивнул головой в сторону, предлагая отойти и поговорить отдельно от остальных. Отец знал наперёд все вопросы Андрея и свои ответы на них, но гнетущее чувство бессилия не давало покоя и извечный вопрос «что делать?» стоял очень остро.

Вечером, собравшись в очередной раз на семейный совет, все сидели за столом и думали, как сломать систему. Мать в очередной раз звонила в Москву и областной департамент, пытаясь выяснить, как получить второй вызов. В московской клинике завотделением сказал, что с их стороны препятствий не будет, они оформят ещё один вызов, главное, чтобы он опять не пропал в дебрях областного департамента, и в очередной раз напомнил, что без операции в течение ближайшего месяца-двух они не гарантируют ничего. Мария Фёдоровна знала, что эта операция её последний шанс на жизнь. Знали об этом все домашние, родственники и немногочисленные подруги, но и они все вместе не могли ничего сделать. Выход был только один – идти в местную администрацию, брать штурмом местный «Белый дом». Других вариантов никто не видел.

Собравшись с духом, на следующий день супруги пошли в районную администрацию. Поход давался тяжело, сказывалось и здоровье, и волнение, не каждый же день ходишь жаловаться на жизнь к большому начальству, а тем паче – просить его тебе помочь. Главы района на месте не оказалось. Спросили у молоденькой девушки-секретарши, к кому можно обратиться, та указала на дверь с грозной надписью «Районный совет народных депутатов». Как ни странно, но председатель оказался на месте, выслушал, взял все номера телефонов поликлиники в Москве и попросил прийти через неделю. Мария Фёдоровна и Михаил Иванович слышали про него разное: и хорошее, и плохое. В плохое, конечно же, верилось больше, чем в хорошее, но появилась надежда.

Неделя прошла нервозно, в ожидании неизбежного. Звонили из Москвы, сказали, что вызов отправлен, ожидайте, мол, звонка из департамента или поликлиники, а звонка всё не было.

Супруги поднимались по лестнице в «Белом доме», поднимались молча, каждый понимал, что время уходило. Председатель их ждал, сказал, что ему гарантированно обещали в департаменте сразу же позвонить и сообщить, если вызов на Марию Фёдоровну пришёл и за ним нужно приехать. Михаил Иванович в двух словах пояснил ситуацию и с Москвой, и со звонками. Председатель, не поднимаясь с места, набрал номер на телефоне, услышав ответ, кивком попросил выйти из кабинета. Что происходило дальше за дверьми, они не совсем понимали, судя по звукам, разговор сначала шёл ровно, но в одно мгновение они услышали громкий голос, говорящий что-то не совсем печатное и матерное, но при этом при всём твёрдо стоящий на своём и часто повторяющий собеседнику на другом конце провода о совести, нервах и жизни человека. Наконец, дверь открылась, и, махнув рукой, он попросил пару зайти к нему. Тяжело вздохнув, сказал, что вызов в департаменте, его нужно завтра забрать и срочно ехать в Москву, улыбнулся уголком рта и пожелал удачи.

Время пролетело быстро, ещё быстрее летел Михаил Иванович в департамент за нужными бумагами, выжимая из своего старенького «Москвича» последние соки. Андрей купил билеты на поезд. Они со Светой надеялись до последнего и не зря: какой-то добрый человек-чиновник им помог. Это было невероятно, но правда…

Поезд отправлялся с перрона, дети молча стояли обнявшись и глазами провожали вагон с мамой и папой. Они не подозревали, что расставание растянется на три месяца, что у родителей хватит проблем и в Москве, но они точно знали, что им обоим выпал шанс встретить свою мать возвращающейся обратно живой и здоровой. Всё было впереди.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31