08 августа 2020 12:22

Зарплата должна быть достойной

Сотрудник будет доволен результатами своей деятельности и зарплатой, если трудовик будет работать с самоотдачей. Так считает Людмила Киреева, так почти 45 лет работала она сама.
«В детстве окна моей комнаты выходили на железнодорожную ветку. Прямо перед домом бегал паровозик, лежали шпалы, пропахшие креозотом. Недалеко стояла будка стрелочника, и детьми мы бегали смотреть, как он переводит стрелки. Наверное, под впечатлением от всего этого я и пошла работать на железную дорогу», – рассказывает Людмила Киреева.

После школы она поступила в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, стала экономистом. Первое место работы – локомотивное депо Дно. В то время оно было паровозным, а коллектив насчитывал 1,5 тыс. человек. В депо делали подъёмку для всего парка Октябрьской дороги. Словом, работа кипела.

Там же, в депо, Людмила Киреева, по её словам, прошла колоссальную жизненную школу.
«Помню 1963 год. Он был голодный. В магазине вместо хлеба продавали гороховые булки. Они, когда мягкие, ещё ничего – вкусные. А если полежат, превращаются в гороховую муку, – рассказывает она. – Помню, как мы ездили на сбор картофеля, тогда действовал принцип «каждое десятое ведро – ваше», и железнодорожники отдавали свои вёдра с картошкой мне. Потому что у многих было хозяйство, а у меня нет. Помогали и дрова заготовить, ведь мне тогда дали комнату в бараке с печным отоплением. Но самое главное, что я помню, – это неизменное уважение ко мне как к молодому специалисту. И мне в ответ хотелось трудиться на совесть».

Она задавала бесконечное количество вопросов, чтобы вникнуть в суть деповской работы. А за ответом часто приходилось идти в цеха, где прямо на месте ей всё рассказывали и объясняли. Внимательность и цепкость ума пригодились очень скоро. Работа в сфере организации и оплаты труда началась для неё в 1964 году с должности старшего нормировщика локомотивного депо Ховрино. А через полтора года на дороге перешли на пятидневную рабочую неделю.
«Надо было пересмотреть и разработать новые графики на каждом рабочем месте, а их в день – десятки: все виды деповского ремонта и осмотра электровозов серии ВЛ29 и тепловозов серии ТЭМ2, обслуживание грузового и передаточного движения на плечах до Калинина, Бологого, Торжка, маневровая работа на десятках станций, в том числе на одной из крупнейших сортировочных станций, Ховрино», – рассказывает Людмила Киреева.

В 1984 году она стала начальником отдела организации труда и заработной платы Московского отделения Октябрьской дороги. Это потребовало новых знаний, ведь приходилось организовывать труд работников всех хозяйств со всеми их особенностями – проводников и путейцев, вагонников и энергетиков, эсцебистов и связистов, движенцев и грузовиков, работников дистанций гражданских сооружений, отделов материально-технического обеспечения и т.д.

А потом появилось скоростное сообщение на участке Ленинград – Москва. Это была первая скоростная магистраль в стране, а значит, нужны были новые подходы к формированию заработной платы локомотивных бригад. «Машинисты до того момента, в принципе, оплачивались повремённо, но скоростники, выполняя ту же работу в более напряжённых условиях, получали бы меньше, поэтому появились отдельные ставки для машинистов и помощников машинистов скоростного движения», – рассказывает Людмила Киреева.

За внедрение так называемого белорусского метода, суть которого состояла в поиске резервов рабочего времени, сокращении затрат и повышении за счёт этого зарплаты, Людмила Никитична в конце 80-х получила знак «Почётному железнодорожнику».

А впереди были суровые 90-е. Пустые прилавки в магазинах заставили решать вопросы не только заработной платы, но и продовольственного снабжения работников. Непосредственно на производственных участках создавались подсобные хозяйства, а позже в состав отделения были приняты шесть совхозов и один колхоз, причём разных сельскохозяйственных направлений (зерновое, мясо-молочное и даже рыбный совхоз). Это тоже совершенно другая организация и оплата труда, и ничего нельзя было упустить или оставить на потом, так как везде трудились люди.
«Это было взаимовыгодное сотрудничество, своего рода бартер. Приняв на баланс совхозы, железная дорога помогала им топливом, запчастями, которые надо наточить или починить, а хозяйства в ответ поставляли рыбу, мясо, молоко, творог, зерно. И всё это железнодорожники могли купить, в то время как в магазинах не было ничего. Да и на предприятиях создавались хозяйства. В одном из ЭЧ, я до сих пор помню, работники соорудили хлев, взяли в совхозе маленьких бычков и откармливали их, сами же за ними ухаживали, косили и заготавливали сено. А в одной из дистанций пути путейцы соорудили пруд и запустили туда мальков, выращивали рыбу. Этот подход помог удержать коллектив. О своих работниках железная дорога заботилась», – рассказывает Людмила Киреева.

В конце 1990-х годов на дороге появляется новая терминология: базовая зарплата, продуктовая корзина, прожиточный минимум, региональные надбавки. А это ставило новые задачи, решение которых требовало неординарных умений и навыков.
«Под продуктовой корзиной понимался минимальный набор продуктов, а через него мы подходили к понятию «базовая зарплата», то есть считали, сколько надо платить человеку исходя из стоимости продуктовой корзины. Я в своё время интересовалась, как она рассчитывается. Оказалось, брался один магазин, где смотрели, сколько стоит мясо, хлеб, сахар, другие продукты, но если, допустим, в магазине на тот момент не было масла, то его и не считали. То есть в зависимости от региона базовая зарплата могла сильно отличаться, поэтому появились региональные надбавки, на уровне Министерства путей сообщения удалось доказать, что они необходимы», – рассказывает Людмила Киреева.

Забота о работниках и их семьях повлияла на её решение стать постоянным членом Центральной согласительной комиссии МПС по заключению Отраслевого тарифного соглашения на железнодорожном транспорте. Как представитель Октябрьской дороги она 10 лет принимала участие в разработке одного из основных документов, регулирующих социальную защиту железнодорожников, и контроле за его выполнением.
«Я всегда считала, что работающий человек должен получать зарплату, на которую он мог бы не только жить, но и учить своих детей, где захочет, и лечиться там, где захочет», – говорит Людмила Киреева.

Яна Позолотчикова,
соб. корр. «Гудка»
Санкт-Петербург




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31