04 августа 2020 08:41

Демократия под канонаду

Сегодня 1993 и 1994 годы относят к тому историческому периоду, который позже назвали лихими девяностыми. Это десятилетие действительно было отмечено повышенной криминализацией жизни, ростом уголовных преступлений против государства и граждан – приметами, которые отличают всякое переломное время.
Но наш «родной» беспредел был вызван прежде всего тем, что Верховный Совет, с одной стороны, и президент Ельцин с правительством Гайдара – с другой, отвлеклись от страны и начали с 1992 года борьбу между собой за получение всей полноты власти.

Тогда правительство подало в отставку, а Ельцин признал, что в стране наступил конституционный кризис. Услышав это, радикальная оппозиция быстро создала Фронт национального спасения. Президент попытался его распустить, но Конституционный суд признал его указ не соответствующим Основному закону.

3 марта 1993-го VIII съезд народных депутатов внёс поправки в действующую Конституцию, тем самым ограничив полномочия президента, но расширив возможности парламента. К этому добавилось решение о нецелесообразности проведения референдума, на котором настаивал Ельцин.

Дальше – больше. В своём телеобращении Борис Николаевич заявил, что кризис так глубок, что ему, президенту, сотрудничать с нынешним Верховным Советом просто невозможно. И озвучил основные идеи особого управления страной до преодоления кризиса. По этому указу юридической силы лишались любые решения органов и должностных лиц, если они противоречат распоряжениям президента или постановлениям правительства.

Конституционный суд сразу увидел в этом незаконное ограничение полномочий представительной и судебной властей и тут же заявил, что особые формы управления могут быть введены лишь в условиях чрезвычайного положения и только на основаниях закона.

Это телевыступление, по сути, уничтожило шансы на примирение президента со съездом и Верховным Советом. Депутаты потребовали импичмента президента. Ельцин же заявил, что не планирует введения президентского правления, но готовит Конституцию, которая предусматривает такую возможность.

На IX внеочередном съезде депутатам не удалась попытка отстранить президента от власти и начать процедуру импичмента – не смогли собрать необходимые две трети голосов.

Ситуация накалилась чрезвычайно. Верные президенту части специального назначения были готовы арестовать съезд, если бы решение об импичменте было принято. Неудача парламента заставила депутатов согласиться на референдум.

По результатам референдума 58,7% выразили Ельцину доверие, 53,0% – одобрили его политику. Большинство было против досрочных выборов и президента (68,3%), и депутатов Верховного Совета (56,9%).

Но оппозиция всего этого не признала, утверждая, что 38 млн человек не участвовали в этом плебисците.

На Первомай Фронт национального спасения организовал большие демонстрации в Москве под антипрезидентскими лозунгами, и это приблизило силовую развязку конфликта.

И тогда уже Ельцин подписал Указ № 1400 «О конституционной реформе в РФ», который стал знаковым документом того противостояния.

Дальнейшее развитие конфликта породило двоевластие в регионах: главы администраций больше были за Ельцина, а представительные органы – за депутатов.

В Москву из провинции пошли колонны автобусов со сторонниками Верховного Совета. Вокруг Белого дома, оцепленного милицией и окружённого баррикадами, собрались его защитники, съезжались националистически настроенные боевики. Дальнейшее хорошо известно. События возле Белого дома и телецентра Останкино увидел весь мир благодаря телевидению, в частности CNN. Да, танки стреляли по верхним этажам парламента, но как выяснилось позже – учебными болванками.

В остальном же это был кровавый фрагмент настоящей гражданской войны.

С 21 сентября по 4 октября в ней погибли от 141 (данные Генпрокуратуры) до 160 человек (данные парламентской комиссии).

Кроме того, те события показали полную неспособность противостоящих сторон к компромиссу, диалогу, пониманию ситуации, которую последовательно выстраивали все участники конфликта. Это было такое противостояние, из которого общество, на мой взгляд, должно было сделать серьёзные выводы и не забывать, к какой опасной грани подвели тогда страну политики.

Но странным образом, сегодня куда чаще недобрым словом вспоминают политику Горбачёва с его перестройкой, демократизацией, гласностью. И очень мало тех, кто понимает, что он до последнего пытался сохранить союзную страну…

А в России 12 декабря 1993 года всенародным голосованием была принята новая Конституция. И на выборах в Госдуму больше всех голосов получила ЛДПР Жириновского.

Лихие девяностые покатились дальше.

К «чёрному вторнику» октября 1994-го, когда рухнул рубль. А вскоре и к декабрю – началу чеченской войны...

Ольга Соломонова




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31