04 августа 2020 08:09

Миллионы от слесаря Толчина

Разработки железнодорожника актуальны до сих пор

Геннадий Толчин пришёл в эксплуатационное локомотивное депо Горький-Сортировочный, когда там происходили поистине революционные перемены. Ещё несколько месяцев назад к нему были приписаны паровозы. А теперь на цеховых путях стояли, поблёскивая яркой зелёной краской, самые первые электровозы ВЛ60. Само техническое совершенство. Завтрашний день магистралей!
Тогда, в 1963 году, за плечами Геннадия Толчина было не только техучилище, но и целых шесть лет железнодорожного стажа, в том числе бригадирства в дистанции пути. Поэтому рассудили, что ему можно дать ответственную работу и доверить точную и сложную технику – он быстро научится с ней управляться. И определили его слесарем в цех автоматики.
«Выглядели по тем временам контрольно-измерительные приборы солидно, – вспоминает Геннадий Толчин. – Но постоянно ломались. А как их проверять, ремонтировать? Это была мухарайка какая-то, а не стенд. Понять, правильно ли работает счётчик, невозможно! Мастер цеха Андрей Чаицкий буквально в первый же день сказал мне: надо делать новый стенд, хороший, свой».

Геннадий стал прикидывать, какие приборы потребуются для проверки и ремонта техники, как их разместить на стенде, чтобы всё располагалось удобно, компактно, логично.

Многие убеждены: на производстве этому учились у японцев. Толчин – у своего отца. «Я рос в крестьянском доме в деревне Кондюрино около станции Гороховец. Отец приучил всё держать на своих местах, чтобы не надо было искать, и поддерживать запас. Он работал на железнодорожной водокачке. Один его брат – тоже на водокачке, другой – машинистом в депо», – говорит Геннадий Толчин.

Он железнодорожник во втором поколении. Но сейчас на магистраль пришло уже четвёртое поколение Толчиных. У 28 прямых потомков его отца и членов их семей общий железнодорожный стаж 671 год. Профессии разные: слесарь, поездной диспетчер, машинист локомотива, кассир, инженер-технолог. Но, впрочем, в этой цифре Геннадий Толчин не учёл полный стаж семей братьев отца: сбился со счёту.

Его первая профессия была путейской. После училища в дистанции Горький-Московский Толчина поставили в 1957 году руководить бригадой, которая обслуживала приёмо-отправочные пути станции Горький-Сортировочный. Там местами ещё с военных лет вместо шпал лежали обычные круглые брёвна и уходили в грязь под тяжёлыми поездами. Путь поднимали вручную, и перспективы, казалось, не было. Но дело сразу стало улучшаться, потому что Геннадий для начала построил нормальную кладовую, разложил там инструменты и детали по уму, учёл, чего не хватает.

Геннадий был в комсомольском активе. Это его и подвело. Комитет ВЛКСМ устроил рейд, чтобы выявить, как содержится служебное жильё путейцев и в каких условиях они работают. Молодой бригадир с товарищами в свой выходной прошёл около 30 км, заглядывая в будки на переездах, бытовки и казармы. И, ознакомив начальство с выводами, испортил с ним отношения. Так, что понял: надо искать другую работу. И ушёл в депо.

Да, всё началось там с тех стендов для проверки приборов. Но вскоре стало очевидно: несостоятельны и некоторые из приборов. К примеру, для учёта потреблённой электровозом энергии на первом электровозе переменного тока практически использовался бытовой счётчик и получить итог можно было только после сложных вычислений с показателями. Но и при этом все знали: его показания приблизительны. Поэтому они не брались в расчёт и нормального учёта расхода электроэнергии не было. Такими же неудачными оказались и счётчики СОИ-442. Частная проблема? Как сказать. Если по сути, то она тормозила развитие локомотивного хозяйства, лишала его экономических ориентиров.

Толчин это не раз обсуждал с инженерами. И решил взяться за счётчики сам. К тому моменту он окончил техникум. И прекрасно понимал, что обучен обслуживать приборы, но не знает физики процессов, с которыми имеет дело. Засел за книги в библиотеке. Разобрался в сути работы обоих типов счётчиков – стрелочного и роликового, увидел их недостатки. И после нескольких дней и ночей размышлений решил сделать комбинированный, сочетающий их сильные стороны. Расчёты оказались непростыми, но он смог сам вычислить размеры шестерёнок, сделать удобным способ снятия показаний. Листы с записями пересматривал несколько раз. Да, система должна была правильно работать – с точностью 2%. Но Толчин сам себе не верил: неужели получилось? Было ясно: расчёты можно передавать в управление Горьковской дороги. Вскоре ему позвонил начальник одного из отделов управления Борис Завгородный: записка слесаря ему показалось убедительной. И на следующий день Толчину предложили ехать в командировку на завод-изготовитель в Вильнюс. Там главный конструктор Николай Новиков, посмотрев разработку, сразу понял, что в ней нужное предприятию решение. Спросил слесаря о его образовании и выразил удивление: «Я не представляю, как вы могли догадаться».

Уже через месяц в депо прислали первый счётчик, созданный по предложению Геннадия. Толчина пригласили в МПС к заместителю министра сделать доклад о своём изобретении. Тогда было решено: именно такая конструкция механического счётчика принимается в отрасли.

С внедрением конструкции стало ясно, сколько реально стоит стронуть с места составы различного веса, на какой скорости их дешевле вести, как брать сложный профиль, чтобы не перерасходовать киловатты. И уже вскоре начались соревнование локомотивных бригад, экономящих электроэнергию, работа над конкретными сберегающими технологиями. Опыт оказался поистине бесценным, когда через полтора десятилетия железные дороги начали работать в условиях экономического кризиса начала 90-х.

Позднее и первые образцы счётчика нового поколения – электронного – были отправлены в депо Горький-Сортировочный. Именно Геннадию Толчину поручили оценить эту технику.

За полвека работы в депо он успел сделать многое для своих коллег. Потому что никогда не проходил мимо людей, которые нуждались в решении технической или инженерной проблемы. Толчину помогали здравый смысл, накрепко усвоенные ещё в детстве представления о том, что такое прочность, качество, удобство, свойство материалов, о том, что вокруг должен быть порядок и полный учёт возможностей и результатов.

Как-то раз Толчин выслушал специалистов крупной станции, которые мучились с отправкой битума: если он был перегрет, то расплёскивался.

И через несколько дней слесарь придумал и сделал измеритель температуры битума со специальной штангой. А однажды заглянул в помещение депо, где началась реконструкция, и увидел: всё получается плохо. Депо строилось перед войной практически на болоте, и привычные материалы для ремонта будто теряли свойства: сказывалась сырость, обнаруживалось, что стены и потолок неровные до такой степени, что не позволяют установить оборудование. Толчин взялся помогать, искать точные технологические решения. И уже через несколько дней получил задание возглавить бригаду, занятую модернизацией помещений автостопно-скоростемерного и аппаратного цехов. Работы длились несколько лет. Было разработано и изготовлено 22 калибровочных и испытательных стенда, две энергетические установки, оборудовано больше двадцати рабочих мест. Для каждого стенда Толчин сам готовил техническую документацию. По чертежам, которые создавались с его участием, сделали 46 технологических стеллажей, шкафов, антресолей, слесарных верстаков, три специализированных транспортных средства, множество других приспособлений. Культура производства изменилась в депо коренным образом. И главное: ремонт и испытание аппаратуры, снимаемой с электровозов, стали вестись в безупречном соответствии с технологией.

За время работы в депо было внедрено более сотни рацпредложений Геннадия Толчина. Из них половину продолжают использовать до сих пор. Шесть раз почётный железнодорожник Геннадий Толчин был признан лучшим рационализатором года на Горьковской магистрали, а в 1993 году – в МПС. Когда пришёл срок, его отпустили на пенсию. Но вскоре явился нарочный из депо с письмом от начальника: его пригласили помочь разобраться в возникшей технической проблеме и, главное – вернуться. Так и доработал до 70 лет. И уже после ухода Толчина из депо коллеги воспользовались 15 его новыми рацпредложениями с экономическим эффектом 1,4 млн руб.

Николай Морохин,
соб. корр. «Гудка»
Нижний Новгород
Фото автора




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31