09 июля 2020 14:51

Ночные призраки

Эта детективная история произошла в далёком 1974 году. Эпицентром событий стала станция Вязьма в Смоленской области. А началось с того, что в линейное отделение местной транспортной милиции стало поступать множество заявлений от обворованных пассажиров поездов, следовавших из Москвы в Белоруссию.
Практически во всех случаях кражи происходили ночью, когда пострадавшие безмятежно спали. Обнаруживались пропажи в лучшем случае в Смоленске, в худшем – на станции назначения. Где произошло преступление – непонятно. Кто его совершил – тем более. Между тем дорогие вещи, украшения и деньги пропадали с угрожающей регулярностью.

Выяснилось, что на всём протяжении маршрута люди выходили только на станции Вязьма. Особых примет этих пассажиров, покидавших поезд, несмотря на профессиональную память и намётанный глаз, проводники назвать не могли. «Среднего роста, среднего телосложения, славянской внешности», – примерно таким было описание потенциальных подозреваемых, под которое подходили многие добропорядочные советские граждане.

Это сейчас преступника можно было бы вычислить на раз-два, а в те годы, надо заметить, железнодорожные билеты продавали без предъявления паспортов или каких-либо удостоверений личности – именными они стали десятилетиями позже.

Поймать неизвестных охотников до чужого добра поручили сотрудникам линейного отдела на станции Вязьма. Старшим группы назначили оперуполномоченного уголовного розыска Василия Кубанова.

Сыщики взяли поезда злополучного направления под пристальное наблюдение. А по ночам сопровождали состав не только силами нарядов патрульной службы, но и оперативников в штатском. И кражи... прекратились.
«Слишком просто», – сомневались милиционеры. И не зря. Вскоре заявления о кражах начали поступать от пассажиров поездов встречного направления. Пропажу вещей они обнаруживали в Можайске или уже в столице. И опять же группа мужчин без особых примет выходила ночью в Вязьме.

Когда усиленное сопровождение перешло на московское направление, воры опять поменяли «состав преступления». Они как будто играли с милиционерами в кошки-мышки. Иногда просто «отмечались» в поездах, воруя мелочи. Но чаще всего их интересовали драгоценности и деньги, которые они умудрялись доставать из сумок в рундуках и из-под подушек спящих пассажиров. При этом последние уверяли, что купе на ночь закрывали накрепко.

Тем временем в головное Московское УВД на железнодорожном транспорте поступила информация о преступной группе, промышлявшей в поездах южного направления. Воров поймать не удалось. Но маршруты настолько плотно перекрыли милицейскими нарядами сопровождения, что преступники были вынуждены уйти. Появились подозрения, что перебрались они именно на запад страны.

В один из вечеров Василий Кубанов сопровождал в штатском поезд от Смоленска до Вязьмы. Проходя по коридору, он увидел человека, чьё лицо показалось ему знакомым. Да это же Кудрявый! Профессиональный поездной вор, которого он несколько лет назад отправил за решётку. Почесывая лысину (Кудрявым его прозвали в насмешку) и щербато улыбаясь, рецидивист театрально всплеснул руками.
– Товарищ начальник! Вот так встреча!
– Пройдёмте, надо бы пообщаться, – пригласил его Кубанов.

Проводница поведала, что этот пассажир не из её вагона. Тем не менее разрешила расположиться в служебном купе.
– Василий Иванович, если вы меня подозреваете, то зря, – начал разговор Кудрявый. – Я же обещал на вашей территории не работать.

Он протянул справку об освобождении из колонии в Рославле. Судя по документу, рецидивист покинул место заключения несколько часов назад. А значит, он не мог быть причастен к ночным налётам на поезда...

На следующее утро в линейное отделение милиции на станции Вязьма поступило сразу несколько новых заявлений от обворованных пассажиров.

Продолжение в следующем номере



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31