04 июля 2020 21:00

Вопрос дня

В Госдуме готовят законопроект о смертной казни для террористов. Нужен ли такой закон?

Юрий Пащенко, машинист-инструктор эксплуатационного локомотивного депо Кавказская:
– Поддерживаю принятие такого закона. Не знаю, что может быть плохого в случае его реализации, а хорошее в том, что те, из-за кого гибнут десятки людей, будут нести заслуженное наказание. Чтобы не было ошибок, необходимо тщательное расследование и ответственность следствия. Кроме того, возможно, необходима отсрочка наказания, даже после вынесения приговора. Это нужно для того, чтобы ещё раз всё внимательно проверить и не допустить ошибки. Кроме террористов, смертной казни заслуживают маньяки и педофилы. Это же просто кошмар, что сегодня происходит. У меня двое детей, и их реально страшно отпускать на улицу одних. Кроме того, я бы добавил: может, не смертную казнь, но очень большие сроки – до 25 лет – распространителям детской порнографии.

Елена Аюпова, заместитель начальника технического отдела Северной дирекции управления движением:
– Я против введения смертной казни. У нас столько ошибок, несправедливых судебных решений, люди по 10 лет сидят по сфальсифицированным приговорам, выбитым силой показаниям… По ошибке можно лишить жизни невиновного – так ни в коем случае не должно быть. Я всё-таки, наверное, за мораторий. Никто не должен у человека отбирать жизнь. И вовсе не потому, что мне жалко этих людей, скажем, педофилов-насильников – это нелюди. Но убивать нельзя по единственной причине – не исключена ошибка. Если хотя бы один человек может быть казнён невинно – лучше не надо этой меры вообще. Есть ведь альтернативные суровые наказания. Человека можно лишить прав, свобод, общения с родными, пускай он живёт и всю жизнь мается. Тем более что смертная казнь в иных случаях для преступника – это благо.

Дарина Пакина, диспетчер по управлению пассажирскими перевозками Куйбышевской дирекции управления движением:
– Мне кажется, если одни люди решают для себя, что имеют право лишать жизни других людей, – это неправильно с любой точки зрения. И в данном случае человек должен нести адекватное и равнозначное наказание за содеянное. Поэтому я поддерживаю введение смертной казни для террористов. Мера наказания для них должна быть аналогичной. В любом случае до приведения приговора в исполнение должна быть собрана полная доказательная база, чтобы исключить судебную ошибку. Только после этого принимать окончательное решение. Возможно, имеет смысл применять смертную казнь к убийцам и насильникам детей. Коррупционеры в этом контексте не несут прямой угрозы жизни, поэтому для них достаточно лишения свободы.

Юрий Кириленко, электромеханик Батайской дистанции сигнализации, централизации и блокировки:
– Отношусь положительно. Потому что отсутствие смертной казни сегодня способствует безнаказанности. Тюремный срок, даже длительный, за террористический акт, при котором гибнут десятки людей, это явно не адекватное содеянному наказание. Насчёт судебных ошибок трудно что-то сказать. Конечно, правоохранительным органам, дабы их избежать, надо работать лучше. Но мне кажется, что ошибки всё равно будут, от них никуда не деться. Возможно, специалисты что-то смогут придумать на эту тему. Уверен на 100%, что смертная казнь необходима в отношении насильников детей и убийц-рецидивистов. Если человек отсидел 10–20 лет за убийство, вышел и опять убил, то что с ним ещё делать? Кроме того, все эти преступники содержатся в тюрьмах, их надо кормить, охранять, и всё это за деньги честных налогоплательщиков. Думаю, этим деньгам найдётся более достойное применение.

Андрей Вайшнарас, начальник дорожной лаборатории Самарской дистанции сигнализации, централизации и блокировки:
– В России действует мораторий на смертную казнь, который всегда можно отменить. Если отменять мораторий, нужно предварительно повысить уровень судебной системы, квалификацию судей, следователей и всех причастных. Только после этого можно вести речь о применении смертной казни для преступников. При этом совершенно не принципиально – для террористов или других преступников. Под смертную казнь подпадают такие преступления, как государственная измена, серийные или массовые убийства, педофилия. Для жуликов, включая коррупционеров, достаточно мер наказания, которые уже существуют в судебной практике. Сложно сказать, какой эффект или резонанс будет иметь введение смертной казни, так как каждый случай преступления имеет свою специфику и конкретику. Нельзя судить всех огульно и под одну гребёнку.

Алёна Першина, приёмосдатчик груза и багажа станции Анисовка:
– Нужен. Мы, работающие граждане, платим налоги, в том числе и на содержание преступников в тюрьмах. Если террористы творят такие страшные вещи, почему мы должны обеспечивать их пребывание на пожизненном сроке? Считаю, что высшую меру наказания надо применить и к педофилам. Дети – это самое дорогое, что у нас есть. А эти нелюди общества покушаются на счастье и здоровье наших сыновей и дочерей.

Сергей Щурик, заместитель начальника ПМС-42 по кадрам и социальным вопросам Южно-Уральской дирекции по ремонту пути:
– Лишать человека жизни нельзя ни по какому праву и ни по какому суду. Поэтому инициативу введения смертной казни не поддерживаю. В конце прошлого столетия наша страна подписала протокол международной конвенции о защите прав человека и об отказе в качестве наказания смертной казни. Тем самым мы показали, что являемся цивилизованным государством. Неправильно отнимать жизнь у человека, какое бы преступление он ни совершил. Да, педофил, террорист – это страшно. Коррупционера тоже хочется поставить к стене. Но в конечном итоге преступника всё равно накажет жизнь. Угроза смертной казни никогда не останавливала от злодеяния. А депутатам лучше заняться усовершенствованием законодательства.


Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31