18 апреля 2021 01:51

Всё делалось на подъёме, на энтузиазме

Самое первое впечатление о БАМе я получил в ноябре 1980 года, когда прибыл в Тынду, чтобы принять дорогу под своё управление.
Особое внимание Лев Лотарев уделял приёму в эксплуатацию первых двух участков магистрали
Перед глазами предстала довольно унылая картина: сплошь занесённая серым снегом Тында и мороз выше сорока градусов. Почему снег серый? Да потому что он был покрыт слоем угольной пыли из труб множества маленьких котельных. А мороз с непривычки аж слёзы из глаз вышибал…

Запомнился приём в эксплуатацию первых двух участков магистрали: Лена – Кунерма и Ургал – Постышево. Тогда впервые на БАМе поезда пошли по сигналам блокировки, до этого всё делалось в ручном режиме: по телефонному звонку или даже визуальной отмашкой.

Очень ярким событием стало прибытие на БАМ всесоюзных отрядов молодых строителей и железнодорожников. Летом приезжали студенты МИИТа и других вузов. Нужно было видеть лица молодых людей: сияющие глаза – смесь удивления, восторга и вдохновения. Я лично принял четыре поезда с ними, помогал им расселяться по вагончикам, обустраиваться, решал их бытовые проблемы. Всё это делалось на подъёме, энтузиазме, им мы заряжались от молодёжи, хотя и сами были не намного их старше.

Потом на наших глазах одна за одной стали играть комсомольские свадьбы, появились молодые семьи. И я к этому со своими подчинёнными тоже приложил руку. Каким образом? До этого подчас прямо среди тайги строили многоквартирные дома, зачастую как попало, из подручных материалов. А мы инициировали возведение на восточном участке деревянных четырёхквартирных коттеджей для молодых семей. И это стало стимулом для того, чтобы молодёжь оставалась на БАМе и пускала там корни. А потом у нас начался детский бум. Столько ребятишек родилось, что запланированных проектом детсадов и школ не хватало. Что интересно, молодёжь в коттеджах быстро обзаводилась хозяйством и со временем даже научилась разводить песцов, что было достаточно экзотичным делом.

…И ещё один запомнился момент. Когда началось регулярное движение поездов по магистрали, дежурные маленьких станций и разъездов, таких как Могот, Герби, Якутский, а это были молодые девушки, порой наотрез отказывались выходить на улицу, чтобы, как положено, встретить и проводить поезд. Страшно! Дело в том, что проводники иногда выбрасывали пищевые отходы, вот и потянулись на приманку «хозяева тайги» – медведи, причём аккурат к поезду – расписание по ним можно было сверять. И мне потом на оперативках докладывали: дежурный по станции такой-то из служебного помещения не вышел, поезд как положено не проводил. Что с ним делать? Ну не наказывать же его за это! Так и без дежурных можно было остаться. Вот и такое было в нашей бамовской жизни.

Лев Лотарев,
первый начальник Байкало-Амурской дороги
Фото из архива «Гудка»


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31