07 июля 2020 16:46

Вычислить секрет долголетия

Евгения Фёдоровна Васянина напоминает старушку из доброй сказки: маленькая, добрая, сухонькая. От неё буквально веет теплом. Несмотря на очень почтенный возраст, а Евгении Фёдоровне идёт 105-й год, она ставит чашки на стол, предлагает печенье и начинает рассказывать историю своей жизни, слушая которую не веришь ушам.
Её жизнь протянулась от Российской империи до современной России, охватив даже не одну эпоху. Она пережила царя, Первую мировую, две революции, Гражданскую войну, времена НЭПа, советскую власть, Великую Отечественную, смену политических режимов и с десяток руководителей государства.

Родилась Евгения ещё в Самарской губернии в 1911 году. Самара в то время была известна как «русский Чикаго» благодаря гигантским мельницам, многочисленным заводикам и амбарам. Её жизнь началась в небольшом бараке, где на всех детей приходилась одна пара обуви, в которой и бежал вставший первым ребёнок, а остальные сверкали голыми пятками до ближайшей школы. «Летом-то ещё нормально, а вот зимой! – рассказывает Евгения Фёдоровна. – Время такое было, где было взять обувь для шестерых детей?!»

В один день отец Евгении собрал всю семью, и поехали они по городам и весям на поиски достойной работы. Семья останавливалась в самых разных городах, пока не добралась до Омска, где отец устроился работать на железную дорогу. Мама Евгении к тому времени заболела тифом. Её не стало в 32 года. А Евгения, закончив семь классов, пошла учиться на зоотехника. «После техникума меня отправили работать в район, – вспоминает Евгения Васянина. – Уволилась я быстро, поскольку тогда принимали на железную дорогу. Я пошла на фабрику механизированного учёта ученицей. Это было что-то новое, интересное».

Фабрики – прототип структуры, впоследствии названной вычислительным центром. Это была сеть предприятий, машины которых занимали целые этажи, сотни квадратных метров. Каждая фабрика включала в себя несколько цехов, где стояли арифмометры, перфораторы, контролёры и табуляторы. Работали они так: все данные, стекавшиеся на дорогу по грузоперевозкам, бухгалтерской отчётности, пассажирским перевозкам, приносили на фабрику на бумаге. С помощью перфокарт их заносили в перфораторы. Конечной точкой расчётов становился табулятор, огромный агрегат, работавший с ужасным грохотом. Из него выходила полная отчётность, вплоть до квитков по зарплате для каждого железнодорожника. По приблизительным подсчётам, гигабайт информации, представленной в виде перфокарт, весил бы около 22 тонн. Перфокарты молодые девчонки таскали в 16-килограммовых ящиках. «По тем временам это были очень сложные счётные машины. Мы постоянно изучали их. Ездили в Москву на учёбу, к нам тоже приезжали специалисты. Каждую машину надо было знать», – говорит Евгения Васянина.

Уже через год, в 1936-м, Евгению в числе других передовиков отправили работать в Новосибирск. Там создавалась новая фабрика механизированного учёта. Только она уже должна была перерабатывать данные не с одной дороги, а со всех дорог Советского Союза.

А потом началась война. На смену перфокартам пришли снаряды. Рабочий день длился полные сутки с перерывом лишь на недолгий сон. «Во время войны мы делали боеприпасы. Ездили также на торфяные разработки, стояли там по пояс в тёплой воде. Тёплая она была из-за торфа. Грузили его ящиками. Работали в две смены, а то и сутками, – рассказывает Евгения Фёдоровна. – Когда были на фабрике, в обед спустимся в столовую, получим похлёбку – и обратно за работу. Всё делали: и раненых таскали, и встречали эшелоны. А после работы, когда была возможность, бежали в госпиталь. Там стирали бинты, письма раненым бойцам помогали писать, самодеятельные концерты устраивали». Из-за таскания тяжестей, плохого питания здоровье Евгении подорвалось. Всю оставшуюся жизнь она не может набрать вес больше 45 кг и ест только перетёртую пищу.

После войны Евгения осталась работать в Новосибирске. Только уже начальником машинного цеха Новосибирской фабрики механизированного учёта. На смену табуляторам стали поступать новые вычислительные машины, а значит, снова надо было учиться и очень много работать. Так оно и было. В 1952 году она получила значок «Ударник сталинского призыва». Но работой и учёбой энергичная Евгения Васянина не ограничивалась. «Ещё и в дружине была, – говорит она. – После работы следили за общественным порядком».

Слушая её, диву даешься, как много человек может, имея неуёмную тягу к жизни и знаниям. Чтобы подольше поработать, Евгения Фёдоровна подправила дату рождения в паспорте. Не хотела на пенсию. В её паспорте значится дата 1914 год. «105 лет почти, – вздыхает Евгения Васянина. – Сама себе не верю».

Она говорит, что у неё нет рецепта долголетия. «Разве что никогда не курила и не выпивала», – продолжает Евгения Фёдоровна.
Но очень много работала.

Яна Позолотчикова,
соб. корр. «Гудка»
Санкт-Петербург
Фото автора




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30