14 июля 2020 12:45

“Это Воспоминание, которое будет преследовать тебя всегда”

Почему сегодня в России ставят спектакль, посвящённый Нюрнбергскому процессу

Сегодня, 20 ноября, исполняется ровно 70 лет с того дня, когда начался Нюрнбергский процесс, символизирующий суд над фашизмом. Через два года – в 1947-м – на скамье подсудимых оказались ещё и 16 нацистских судей.



То, что тема остаётся актуальной сегодня, подтверждает спектакль «Нюрнберг», поставленный в Российском академическом молодёжном театре. Почему нам сегодня необходимо помнить об этой дате, что хотели донести до нас авторы спектакля – об этом наш корреспондент Марина Конаш беседует с режиссёром «Нюрнберга», художественным руководителем РАМТа Алексеем Бородиным.

– Алексей Владимирович, чем вызван такой интерес молодой аудитории к спектаклю? Ведь в силу своего возраста они вряд ли что-то знают об этом историческом событии.
– «Нюрнберг» – это наша определённая репертуарная линия. Мы стараемся, чтобы молодые люди понимали, зачем они приходят к нам, и делали это осознанно. Наша задача – не просто исторический ликбез проводить, а через это внедрять понятие, что не с тебя всё началось и не тобой закончится. «Нюрнберг» рассчитан на то, что зритель придёт, чтобы подумать над жизнью. В то же время мы хотим, чтобы зритель увидел не занудную историю, а некую увлекательную театральную форму.

– Почему вы решили поставить спектакль, посвящённый Нюрнбергскому процессу?
– Я всегда стремлюсь делать то, что волнует меня, и надеюсь, что найдутся люди, которым это тоже будет нужно. В работе над «Нюрнбергом» это совпало: моё внутреннее движение и понимание того, что об этом нельзя забывать. Эта история касается всех нас, потому что в любые времена и при любых ситуациях самое опасное, как мне кажется, – это конформизм, который владеет людьми.

– Сейчас обстановка в мире накалена до предела. Как вы думаете, актуальны ли в спектакле те акценты, которые вы изначально ставили?
– Мне кажется, да. Летом прошлого года, когда шли репетиции, мои сотрудники говорили: «Жалко, что не сейчас выпускаем спектакль, он бы звучал ко времени». А кто-то тогда сказал: «Ничего, ещё острее звучать будет!» Так и есть. Кризис, который сейчас происходит, он же идёт по нарастающей – и это не предел. И страшная Вторая мировая война, и Нюрнбергский процесс, и понятие «нацизм» – это опасные вещи. Мы понимаем, что главная задача сейчас – не допустить повторения этого. И смысл нашей жизни – говорить об этом, пока не поздно.

– Чего больше в «Нюрнберге»: вашей потребности высказаться на эту тему или желания оставить память молодым об этом факте истории?
– Я к молодой аудитории отношусь, как к самому себе, несмотря на колоссальную разницу в возрасте. Может, потому, что я так устроен по отношению к своим детям, внукам и студентам. Я просто с ними делюсь опытом, которого у меня больше. Так же и с театром – у нас есть некий опыт, которым мы делимся с аудиторией.

– В спектакле судебный процесс проходит в стенах кабаре. Почему вы решили использовать такой художественный приём?
– Мне показалось, что эту историю нужно поставить в особую ситуацию – не просто в зал суда. Главный судья Хейвурд приходит туда, когда уже знает развязку, но ему обязательно через это надо опять пройти. Как и зрителям, которые знают эту историю, но им нужно пережить её заново. Оказывается, что эти люди, которых судили, которым Хейвурд дал пожизненное заключение, – их всех отпустили через пять лет. И они все спустя время стали очень благополучными: им была назначена большая пенсия, они имели свои домики и сады, ходили в рестораны. Я много смотрел хронику тех лет, где и палачи, и судьи, и пострадавшие – и все страшно весёлые. Понимаете, люди умеют приспосабливаться. После такого суда! У них всё в порядке. Людям вообще свойственно забывать и решать, что о прошлом не нужно особенно переживать. Но судья пытается достучаться до всех. Потому что воспоминание сильнее той реальности, в которой это происходило.

– То есть концепция спектакля – это воспоминание?
– Да, мы даже в афише написали – «Воспоминание без антракта». Без антракта ещё и в том смысле, что антракт не должен наступать. Это воспоминание, которое будет тебя преследовать всегда, и ты должен помнить об этом. Эта тема «попадает» в людей. В спектакле заняты порядка 60 артистов, оркестр, много людей участвуют за кулисами – все они хотят быть в этом спектакле, потому что это наше общее высказывание.
Каждый год, когда я задаюсь вопросом, что дальше, хочется, чтобы что-то «перебивало». Уже лет пять я думаю над пьесой современного английского драматурга Майкла Фрейна «Демократия». Это конец 60-х – начало 70-х годов, в центре событий Вилли Брандт – канцлер ФРГ, яркая личность, который стремился к демократизации и контакту Западной и Восточной Германии. Надеемся поставить спектакль к весне или в начале следующего сезона.



Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30