19 сентября 2020 15:13

Потеря человека и друга

Когда в катастрофе погибает много людей, все слова проваливаются в молчание. В том смысле, что слов, которые бы отразили степень сочувствия, попросту не находится.
Для близких, потерявших родных, жизнь меняется в один день. Коллеги испытывают растерянность и тоже часто не знают, что сказать. Железнодорожники так устроены, что их коллеги чаще всего оказываются в разряде друзей. Иначе и быть не может. Ведь в отрасли остаются работать те, кто мыслит категорией общего дела. А общее дело сплачивает, формирует дружбу, проверяет людей на прочность, оставляя в команде лучших, способных на нечто большее, нежели просто исполнение профессиональных обязанностей. В крушении самолёта над Синаем погибли трое таких железнодорожников. Все они работали на Октябрьской дороге. О начальнике скоростного поезда «Аллегро» Евгении Брюло, коммерческом ревизоре Октябрьского территориального центра фирменного транспортного обслуживания (ТЦФТО) Андрее Тимошенко и помощнике машиниста электровоза эксплуатационного локомотивного депо Волховстрой Анатолии Киселёве говорят как о друзьях, потеря которых стала большим горем.


Анатолий Киселёв

«С Толей мы начали дружить, когда мне было шесть лет, а ему семь, – рассказывает Евгений Никитин, помощник машиниста эксплуатационного локомотивного депо Волховстрой. – Мы жили в одном дворе, вместе росли. У нас вообще двор очень дружный. Общались все, гуляли, отдыхали вместе. Даже уже когда выросли, один-два раза в месяц собирались.

Анатолий парень отличный, очень компанейский. О таких говорят: душа компании. Он всегда умел помочь словом, посоветовать, подсказать, как поступить. В депо Анатолий пришёл раньше меня на полгода. А меня на дорогу в какой-то степени заставила пойти жизнь. Толя тогда мне объяснял тонкости работы, советовал, куда пойти учиться. На работе мы не виделись почти, а вот после работы постоянно. Вместе отдыхали.

С ним можно было поговорить на любые темы, даже личные. И я всегда знал, что он никому лишнего не скажет. Надёжный друг, настоящий. С ним всегда было легко и просто.

Девчонки его просто обожали. В последнее время Толя говорил, что созрел для семьи и пора жениться.

Я знал, что он полетел отдыхать в Египет, знал, когда возвращается. В тот день позвонил один друг, рассказал новости про самолёт. А через некоторое время, когда появились списки, мы посмотрели их, и всё… Как же так? Толя ведь мой лучший друг».


Андрей Тимошенко

«С Андреем знакомы с 1992 года – в одной группе в институте учились. Встречались периодически, чтобы посидеть по-дружески. После института Андрей не сразу пошёл на дорогу, начал работать у нас в 2004-м, – рассказывает Сергей Феоктистов, заместитель начальника Санкт-Петербургского агентства фирменного транспортного обслуживания по грузовой и коммерческой работе. – Человеком Андрей был хорошим, жизнерадостным, неконфликтным. У него как у ревизора был широчайший круг знаний и большая ответственность. А для этого нужно было постоянно развиваться, много читать – словом, быть отличным специалистом. Он неоднократно принимал участие в конкурсах на знание ПТЭ, входил в тройку лучших. И был признан лучшим ревизором в конкурсе на звание «Лучший по профессии». Андрея привлекали к ревизиям и на других дорогах. Там у него были друзья. Его очень ценили.

При этом Андрей был скромный, никогда своими заслугами не хвастался. На него можно было всегда положиться и знать, что не подведёт. Надо было по работе куда-то срочно поехать, он делал это без вопросов даже в выходной. Или когда нужно было кого-то из ревизоров заменить, без проблем соглашался.

Я был дома, когда мне позвонил наш общий друг и спросил: «Где Андрей? Найти его не можем». Я на оба его телефона позвонил – недоступны. (Тогда я ещё не знал, что самолёт разбился.) Сначала в списках значилась просто фамилия Тимошенко, потом уже появились имена и даты рождения. Тогда и стало понятно, что, скорее всего, речь идёт об Андрее, о нашем Андрее. У него остались дочка, жена и мама».


Евгений Брюло

«С Евгением мы начали работать в 2001 году на поезде «Невский экспресс». Я был начальником поезда, а он проводником штабного вагона. Неделю в поездке, неделю дома. И так 10 лет подряд. Потом вместе перешли на работу в Дирекцию скоростного сообщения – и ещё почти пять лет, – рассказывает Владимир Ляш, начальник поезда «Аллегро». – Евгений был очень дружелюбный, надёжный, добрый, умный. Читал много. Воспитывал внуков, дочке дом перестраивал за городом. 1 ноября ему бы исполнилось 49 лет».

«С Евгением всегда было приятно общаться. Всегда объективен, точен. Когда он выходил в рейс, я был спокоен. Один из самых надёжных и лучших работников. Для нас это большая потеря. Мы потеряли не только коллегу, но и хорошего человека и друга», – говорит Евгений Косырев, заместитель начальника Северо-Западной дирекции скоростного сообщения.

Яна Позолотчикова,
соб. корр. «Гудка»
Санкт-Петербург


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30