08 июля 2020 10:21

Облегчить и обезопасить

Главный инженер Череповецкой дистанции пути Михаил Гридчин в детстве мотоциклы не разбирал и техническим творчеством не занимался. Но когда пришёл работать на Северную дорогу монтёром пути, сразу стал пробовать сделать нелёгкий труд путейца легче и безопаснее.
Вот и последняя задумка Гридчина, которую в дистанции уже воплотили в жизнь, защищает монтёров от несчастных случаев.
«В прошлом году на моих глазах монтёр, выполнявший ручную пневмообдувку стрелочного перевода, споткнулся и выпустил из рук шланг, – рассказывает рационализатор. – Тот заметался – давление-то сжатого воздуха до 5,5 атмосферы. Все остались живы-здоровы, но могли получить серьёзные травмы. У меня сразу возник вопрос: как этого избежать?»

Гридчин со товарищи вмонтировали в сопло шланга предохранительный клапан, который перекрывает подачу воздуха. Теперь, чтобы начать обдувку, работник должен нажать на рычаг. Отпускаешь его – воздух идти перестаёт. Раньше для приостановки работы (например, при приближении поезда или при переходе на другое место) надо было кричать или махать другому монтёру, стоящему у концевого крана метрах в 20–30 от места обдувки. Тот не всегда вовремя реагировал.

Сейчас уникальным, как утверждают в дистанции, устройством оборудовано шесть ручных шланговых пневмообдувок на станции Кошта. А до 10 ноября усовершенствуют и остальные восемь – на станциях Череповец-1 и Череповец-2. Затраты минимальны – 300 руб. на «апгрейд» одного шланга, а экономия воздуха и электроэнергии большая. Производительность труда занятых на обдувке монтёров пути выросла вчетверо. Только за один квартал экономический эффект от внедрения новшества на шести установках составил почти 700 тыс. руб.

В соавторы рацпредложения главный инженер пригласил молодёжь – бригадира пути Сергея Уткина (на фото в центре) и контролёра пути Вадима Толстова (на фото крайний слева). Те сначала не верили в успех, дескать, ничего не выйдет, но потом увлеклись, начали экспериментировать и методом проб и ошибок довели пневмообдувку до ума. А когда получили премию, окончательно уверовали в рационализаторство. «У меня правило: привлекать к реализации замысла молодых специалистов, чтобы пробуждать в них интерес. Подбрасываю им идеи: думайте, внедряйте, оформляйте под своим авторством, получайте вознаграждение.

И когда всё получается, они сами начинают задумываться, как улучшить какой-то процесс, где сэкономить. И становятся новаторами», – говорит Михаил Гридчин.

На дорогу Михаил пришёл после армии не случайно: отец и дядя работали механиками в хозяйстве сигнализации, централизации и блокировки. В 2002 году работу было найти трудно, устроился рядовым монтёром пути в Грязовецкую дистанцию. Три года менял деревянные шпалы и постоянно старался повысить производительность труда за счёт самодельных приспособлений, чтобы выполнить план – пять шпал в день. «Какие-то клещи изобретал, чтобы легче было шпалы из-под рельсов вытаскивать, – вспоминает он. – Новые инструменты придумывал. А когда перешёл работать оператором дефектоскопной тележки, идеи пошли сплошным потоком. Модернизировал тележку, чтобы снег на колёса не налипал и искатели не ломались на стыках».

Когда Гридчина назначили дорожным мастером по рельсовым цепям, придумывать новое он начал с ещё большим азартом. Бился над тем, как эффективнее размагничивать изолирующие стыки, как сократить количество отказов в работе цепей и стрелочных переводов. Чтобы влезть во все тонкости, пришлось перелопатить гору специальной литературы, а что непонятно было – спрашивал у отца, который про рельсовые цепи знает всё. Войдя во вкус, начал конструировать приборы для определения исправности электротяговых соединителей ЭМС-1500.

Став мастером по ремонту и эксплуатации машин и механизмов, Михаил завалил руководство рацпредложениями по улучшению работы мотовозов и снегоуборочных машин. Коллектив ремонтников, говорит, был сильный, все идеи претворяли в жизнь вместе. К примеру, собрали автоматическое устройство лубрикации гребня колёсной пары грузовой дрезины ДГКу. В масштабах дороги оно дало большой эффект за счёт продления срока службы колёсных пар.

Перейдя три года назад из Грязовецкой дистанции в Череповецкую на должность главного инженера, Гридчин не забросил рационализаторство. Наоборот, решил поставить его на поток. Привлёк подающую надежды молодёжь – Вадима Толстова, мастера участка диагностики Константина Неуступова, бригадиров Игоря Гудакова и Сергея Уткина, дорожного мастера Аятуллаха Халилова. Рационализаторы собираются раз в месяц, обмениваются идеями и планируют их воплощение. «У меня, наверное, уже около полусотни рацпредложений, я их не считал и не все оформлял, – признаётся Михаил. – Каждое, если его удаётся внедрить, приносит радость, ведь оно реально улучшает технологический процесс твоего предприятия, помогает сохранить жизнь и здоровье работников».

Жена 35-летнего главного инженера, с которой он познакомился ещё монтёром, когда менял шпалы на путях, тоже железнодорожница. К рационализаторству супруга, которое не прекращается и дома, относится с пониманием. Тем более что 30 тыс. руб. в среднем за одно рацпредложение – неплохая прибавка к зарплате.

А ещё Михаил Гридчин очень любит учиться. Самообразованием занимается с первых дней работы монтёром пути, а сейчас учится в МИИТе на втором курсе магистратуры по специальности «строительство и модернизация пути». Старший сын тоже учится – на третьем курсе Вологодского железнодорожного техникума. На каникулах и в выходные частенько интересуется папиной работой и просматривает презентации рацпредложений.

Николай Порецкий,
соб. корр. «Гудка»
Ярославль




Оставить комментарий
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30