10 мая 2021 00:53

Наши победы в Сирии

Россия добивается успеха в борьбе с терроризмом

До полноценного сотрудничества России с Западом в борьбе против «Исламского государства» ещё далеко. Штаты раз за разом отказываются от большинства инициатив Москвы, со своей стороны не предлагая ничего взамен. Но и без поддержки Запада в антитеррористической операции в Сирии, проводимой сирийскими военными при поддержке российской авиации, наметился определённый прогресс.






Министерство обороны России во вторник получило от своих американских коллег согласованный меморандум о предотвращении воздушных инцидентов в небе над Сирией. И это, пожалуй, единственный успех в попытках наладить кооперацию с Западом в борьбе с ИГИЛ в Сирии и Ираке. Неделю назад российский президент предлагал американцам принять у себя делегацию из Москвы под председательством главы правительства Медведева, чтобы договориться о военно-политическом альянсе на самом высоком уровне против «Исламского государства». Однако из Вашингтона последовал отказ. Американцы не пошли нам навстречу, мотивируя это тем, что Россия, мол, борется в Сирии не с тем, c кем надо. Вместо ИГИЛ Россия наносит удары по позициям «умеренной оппозиции», уверенно заявил пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест. По тем же причинам не получилось принять делегацию из США и в Москве.

Впрочем, полностью отказаться от сотрудничества с Москвой на Западе не могут себе позволить. И всего через несколько дней после отказа принять Медведева в Вашингтоне госсекретарь США Джон Керри вдруг заявляет, что в ближайшие дни собирается обсудить ситуацию в Сирии с властями России, а также Саудовской Аравии, Турции и Иордании, не уточнив, правда, на каком уровне и в каком формате будут вестись переговоры. Очевидно, что встречи на высшем уровне ждать не приходится, вряд ли позиция Вашингтона и его союзников по Сирии кардинально изменилась за последние дни.

На этом фоне то, что военным двух антиигиловских коалиций удалось договориться о координации своих действий в небе над Сирией, уже выглядит большим прогрессом. Действительно, столпотворение летательных аппаратов в сирийском воздушном пространстве начало доставлять серьёзные неудобства российским военным. По словам официального представителя Минобороны России Игоря Конашенкова, нередко в одном районе сирийского неба одновременно находится более 30 летательных аппаратов. При этом если российская авиагруппа согласовывает с сирийской службой управления воздушным движением каждый вылет летательного аппарата, «вся остальная пилотируемая и беспилотная военная авиация находится в сирийском воздушном пространстве без согласования и включённых транспондеров». «Всё это, безусловно, создаёт риски для полётов авиации в сирийском небе», – заключил он. По словам Конашенкова, меморандум, который подписали Россия и США, будет распространяться на авиацию всех стран антиигиловской коалиции, во всяком случае, американцы пообещали довести согласованные правила до всех своих партнёров, действующих на территории Сирии.

Но даже несмотря на отсутствие реальной помощи со стороны Запада, энергичные действия российских ВКС, которые совершают до 60–80 боевых вылетов в день, начали приносить первые плоды. Надо отдать должное нашим западным партнёрам, их претензии к Башару Асаду отчасти справедливы – войска сирийского правительства в последние недели не очень активны на антиигиловском фронте, несмотря на то что российские авиаудары наносятся по всему спектру противников действующего президента Сирии. Основные усилия сирийской армии сейчас сосредоточены на том, чтобы зачистить от боевиков прибрежные районы страны, ликвидировать анклавы, контролируемые не менее радикальными, чем ИГИЛ, исламистскими группировками в восточных пригородах Дамаска, провинциях Хама в центре и Идлиб на севере страны. В сирийском правительстве особо не делают разницы в том, какая из противостоящих ему группировок более умеренная, а какая менее. У Свободной сирийской армии (ССА), которую так поддерживают на Западе, нет общего руководства, программы и мнения, заявил в интервью РИА «Новости» министр народного примирения Сирии Али Хайдар, отметив, что у ССА нет большой разницы с террористами, разница лишь в идеологии, в подаче мысли. Видимо, только после того, как сирийскому правительству удастся консолидировать контроль над наиболее населённой прибрежной территорией страны (где до войны проживало до 80% сирийцев), договорившись со всеми, с кем можно договориться, Дамаск займётся выдавливанием ИГИЛ на восток, в пустыню.

Так или иначе, при поддержке российской авиации сирийцам удалось проредить ряды террористов под Хомсом, разделив занимаемую ими территорию надвое, и почти на 100 км продвинуться в отдельных районах под Алеппо. Удары российской авиации по наиболее чувствительным точкам противостоящих официальному Дамаску группировок существенно ослабили возможности оппозиции по удержанию занимаемых ими районов. Видимо, именно этим и ничем иным объясняется неожиданное смягчение позиции США и Турции относительно политического будущего Башара Асада в послевоенной Сирии. Во вторник внешнеполитические ведомства обеих стран друг за другом объявили, что не будут настаивать на немедленной отставке Асада с поста президента Сирии. «По понятным причинам он не может быть частью переходного правительства, которое всё-таки появится. Но мы не говорили, что он должен уйти завтра», – пояснил позицию Вашингтона представитель Белого дома Марк Тонер. В Турции высказались более чётко: Асад должен будет уйти в течение шести месяцев после начала мирного процесса в стране. Вот только с моментом, с которого начнётся отсчёт последних дней сирийского президента у власти, в Анкаре ещё не определились.

Впрочем, в Москве считают, что слишком долго улучшения ситуации в стране ждать не придётся. Как заявила на этой неделе глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, сроки российской воздушной операции в Сирии не будут затяжными, они будут зависеть от результатов борьбы с группировкой ИГ и международным терроризмом. «Крайне важно добить это мировое зло в его логове, не допустив распространения ИГИЛ и международных террористических группировок в другие страны, в том числе в Россию», – оптимистично заявила она. Однако даже достижение промежуточного результата – серьёзного ослабления противников сирийского президента из числа договороспособной «умеренной оппозиции» – будет для нас серьёзным успехом. Это заставит её пойти на переговоры с официальным Дамаском и в конечном итоге создаст условия для политического диалога в Сирии с участием всех договороспособных сторон. А там уже и до окончательного уничтожения «Исламского государства» дело дойдёт.

Михаил Хмелёв



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31