16 июня 2021 01:54

Подземное призвание Виктора Должикова

Начальника участка Северобайкальской дистанции по обслуживанию тоннелей на работе ценят не только как опытного тоннельщика (по образованию Виктор Викторович горный инженер), но и как порядочного человека, внимательного, интеллигентного руководителя. Добрые слова о Должикове говорили даже те, кто уже ушёл на пенсию, а им какая корысть лукавить…
Один из ветеранов дистанции Александр Шалвайтис знал Должикова ещё тоннельным рабочим: «Он и тогда был таким же, как сейчас: несуетливым и скромным. Руководящая должность его не изменила».

Уроженец Кузбасса Виктор Должиков должен был стать шахтёром, что называется, по определению. Почти 30 лет отдал шахтам его отец Виктор Карпович. В родительском доме все разговоры сводились к опасной работе под землёй, коллеги отца рассказывали страшные и увлекательные истории. Особенно Витю поражала отзывчивость шахтёров, их чувство локтя – они все были словно одной большой и дружной семьёй. Поэтому и дорога перед Виктором лежала одна – в горные инженеры.

В 1994 году он окончил Иркутский государственный технический университет по специальности «подземные разработки угольных месторождений». Страна тогда переживала непростые времена, в Кузбассе шахтёры месяцами не получали зарплату, и молодому специалисту пришлось корректировать жизненные планы. Сидеть на родительской шее было не в его правилах, к тому же Виктор уже обзавёлся семьёй, сам стал отцом.
– Жена у меня из Северобайкальска. Её родители и предложили устроиться на железную дорогу обслуживать тоннели, ведь это практически те же самые подземные условия, что и в шахте. Но и не думал тогда, что временный вариант станет для меня делом всей жизни, – признаётся Виктор Викторович.

Так он и попал в Северобайкальскую дистанцию по обслуживанию тоннелей тогда ещё самостоятельной Байкало-Амурской магистрали – ПЧ-3. Позднее, в 1997 году, западную часть БАМа передали Восточно-Сибирской дороге, и предприятие, хоть и сохранило прежнюю географическую привязку, стало называться ПЧ-24.

Как и многие инженеры, свою железнодорожную биографию Должиков начинал тоннельным рабочим в Байкальском тоннеле, строительство которого было завершено в 1983 году. Все 6725 м на почти двухсотметровой глубине не единожды прошёл ногами. Тоннельный мастер Александр Субботин требовал от подчинённых работать не за страх, а за совесть.

Иного отношения к делу, как понял позднее Виктор, здесь и не могло быть, поскольку ценой халатного отношения могли быть большие проблемы для безопасности движения. Такое искусственное сооружение, как тоннель, – не просто железобетонная труба с рельсами, многими коммуникациями и целыми системами, это живой организм. Один из главных природных врагов тоннельщика – подземные воды. Не подарок и перепады температуры, а зимой морозы могут достигать и минус 50 градусов.
– Чтобы обеспечить положительный температурный режим в Байкальском тоннеле, мы даже своего рода ворота пытались соорудить. Смастерили деревянную конструкцию, обтянули её брезентом, поставили на ролики. Как только приходило оповещение с ближайшей станции Дельбичинда о выходе поезда, оператор убирал этот затвор. Правда, ни в каких правилах технической эксплуатации такая конструкция не была прописана, пришлось её демонтировать. Но через несколько лет эту идею на более высоком техническом уровне реализовали на Северомуйском тоннеле, где смонтировали портальные ворота, – вспоминает Виктор Должиков.

Рабочая школа и закалка ему пригодились, когда перевели инженером в техотдел. Уже через несколько лет перспективного специалиста выдвинули в начальники этого отдела. Теперь он отвечал не только за свой участок работы, но и в целом за надзор за всеми искусственными сооружениями, за очередностью выполнения видов ремонта, за внедрение новых материалов и технологий. В 2003 году, когда запустили самый длинный в России Северомуйский тоннель, объём работы ещё увеличился, а ответственность возросла.

Сегодня на попечении Виктора Должикова и его коллег весь Северобайкальский участок, который включает Кодарский, Северомуйский, Мысовые тоннели, ну и, конечно, Байкальский. По словам начальника дистанции Виктора Хлюпина, поэтому и доверили Виктору Викторовичу этот участок, что на нём находятся самые сложные сооружения.
– На его профессионализм, чувство ответственности всегда могу положиться. Лучше Должикова тоннели мало кто знает, – отметил начальник дистанции.

Сам Виктор Должиков более скромен.
– Основные проблемы своего хозяйства я знаю, так будет точнее, – отвечает он на мой вопрос.

По словам Виктора Викторовича, два десятилетия работы не отбили у него желания ещё глубже вникать в историю строительства тоннелей, изучать старую техническую документацию, выстраивать свои прогнозы развития ситуации. Это его стихия. А вот острых, нештатных моментов в тоннелях в жизни Виктора Должикова не было. Говорит, сооружения спроектированы и построены грамотно, с большим запасом прочности.

Через несколько лет в его большом и беспокойном хозяйстве новое пополнение – вторая очередь Байкальского тоннеля, строительство которого уже ведётся.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30