09 декабря 2021 06:59

Нужна ли донорская графа в документах?

Александр Баширов, актёр:
– Пусть принимают этот закон. Что из органов мог бы отдать я? Не знаю, мне надо провериться вначале. В принципе, я не против помочь людям. Мне не жалко отдать кому-то свою печень. Вопрос только в её качестве. Мозги тоже готов отдать, и тот, кому их трансплантируют, по-моему, изменит свою жизнь к лучшему. А ещё у меня очень мощная мужская сила. И её я тоже готов отдать. Но только после этого человек будет долго мучиться. И, как ярко выраженному натуралу, ему придётся страдать. Он окажется немодным и непродвинутым в современном мире. А на самом деле – какая разница, что отдавать? Душа-то наша вечная!

Александр Дёмин, машинист-инструктор депо Воронеж-Курский:
– В принципе я приветствую появление донорской графы в документах. Если это действительно поможет спасать жизни людей, то ничего плохого здесь нет.
Главное, чтобы родственники донора имели полное право знать, к кому попал тот или иной орган близкого им человека. Для чего? Элементарно – чтобы услышать слова благодарности, если они вообще нужны, от самого спасённого или его родных. Это право нужно ещё и для того, чтобы удостовериться, что жизнь человека, пусть и незнакомого, действительно спасена. А не случилось так, что органы вырезали и неизвестно куда дели. Существует возможность, что их кому-то перепродадут.

Максим Аксёнов, генеральный директор Телекомпании «АГА»:
– Ну что ж, получается так, что государство любит нас всем сердцем и другими внутренними органами!
Вот как только государство начнёт помогать гражданам своими внутренними органами, так сразу же и граждане, возможно, станут помогать государству своими внутренними органами.
Я части своего тела и организма никому завещать не смогу в силу большой изношенности последних.
Более того, вряд ли бы от кого-то я принял такой «подарок». Я бы лучше попросил: «А можно деньгами?»

Анатолий Дадаш, дежурный помощник начальника вокзала Ростов-Главный:
– Вопрос на самом деле непростой. С одной стороны, лично мне после моей смерти будет всё равно, что произойдёт с моим телом и отдельными органами.
Если какая-то часть меня сможет спасти кому-то жизнь, это отлично. Я совсем не против этого, готов помочь нуждающимся в исцелении людям.
Но, с другой стороны, я не знаю, как на различные процедуры с телом посмотрят мои родственники, как они к этому отнесутся.
Поэтому это должно быть какое-то совместное решение. Семейное. И прямо сейчас сказать, готов я или не готов к такой отметке в паспорте, не могу.

Артём Торгашов, начальник юридической службы Северной дороги:
– Почему бы и нет, если это кому-то поможет. Только это должно быть юридически оформлено, отметки в паспорте недостаточно. Можно, например, заключить соглашение о донорстве с конкретным реципиентом или с больницей. На Западе, где трансплантация поставлена на коммерческую основу, это практикуется. У нас в стране такие сделки законом не предусмотрены. Лично я готов пойти на такой шаг ради спасения человека, которого даже не знаю. Но своим согласием я бы не хотел создавать почву для криминального бизнеса. Ведь человека можно погубить ради органов. Поэтому закон должен защищать потенциального донора от посягательств на его жизнь.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30