20 июня 2021 15:13

Трудное счастье

Преодолевать испытания Ирине Угрюмовой помогает любовь к семье, работе, жизни

Ведущий специалист службы управления персоналом и социального развития Центральной дирекции управления движением Ирина Угрюмова никак не соответствует своей суровой фамилии. Она хрупкая, нежная, с распахнутыми светящимися глазами. Так и хочется сказать, совсем девочка, которая не идёт по жизни, а порхает. На самом деле жизнь с этой молодой женщиной обошлась незаслуженно сурово.
Ирина – железнодорожник в третьем поколении. Но свою судьбу не сразу решила в пользу колеи 1520. Окончила МГУ и стала работать в сфере управления персоналом. В 90-е годы и нулевые – в крупных компаниях. Вышла замуж, родила дочку Валерию. А в 2006 году устроилась в ОАО «РЖД».
– Железная дорога всегда была мне близка, – говорит Ирина. – Моя мама Нина Павловна Угрюмова – заслуженный работник железнодорожного транспорта. Дома любимой темой разговоров была стальная магистраль. Так что я просто вернулась домой.

В то время в стране, в экономике и промышленности, на сети уже шли знаковые перемены. Не миновали они и движенцев. Так, в 2009 году Центральная дирекция управления движением стала самостоятельным филиалом ОАО «РЖД».
– Это произошло, конечно, не вдруг, – рассказывает Угрюмова. – Но в очень сжатые сроки. Мы трудились в таком темпе, что сейчас не верится, как могли его выдержать. Главным на том этапе было не разрушить весь предыдущий опыт работы с кадрами «до основания», а выделить и сохранить самое ценное, что позволит нам двигаться дальше.

Для Ирины это «ценное» имеет личное значение. Когда она была ребёнком, мама рассказывала ей не сказки, а истории об удивительных людях – железнодорожниках.
– Я прямо влюблялась в каждого, – вспыхивают у Ирины глаза. – Все они были представителями особого поколения – военного. А мама в начале 70-х годов девчонкой работала техником в Главном управлении перевозок. Министром тогда был Борис Павлович Бещев. Тогда в ходу был термин «брать дороги». Это значит собрать через телефониста оперативную информацию по погрузке-выгрузке. Времени, чтобы напечатать оперативные справки, не хватало. Вот и рисовали от руки: там, где погрузка меньше плана, – красным, где больше – зелёным. Однажды, когда министр готовился ехать на какое-то срочное совещание в ЦК КПСС, мама написала срочную справку и бегом кинулась в приёмную, чтобы отдать работнику секретариата. Подбежала к столу, бросила бумажку на стол, оттолкнув кого-то стоявшего на пути, да так, что он чуть не упал. И тут поверх этой бумажки ложится... нет, не рука – длань! А на манжете – герб СССР. Мужчина, едва устоявший на ногах, говорит маме: «Молодец, оперативно работаете». Это был министр-фронтовик Борис Павлович Бещев. Таким же простым в общении был и Николай Семёнович Конарев. Когда к нему, извиняясь, заходили в кабинет по срочному вопросу без предупреждения, он бурчал: «Ну что ты извиняешься, ты же не чай ко мне пить домой заявилась…»

Ирина так искренне рассказывает об этом, что понимаешь: эти мамины воспоминания для неё ориентир в отношениях между людьми, к работе. Люди это ценят, тянутся к ней. В ветеранской группе Центральной дирекции управления движением Угрюмову так и называют – «наша девочка». На всех этапах реформирования в 2007–2010 годах она активно помогала Совету ветеранов дирекции. Ирина организовывала благотворительные встречи и вечера, поздравляла ветеранов с днём рождения и праздниками, навещала бывших работников на дому и в больницах, приобретала для нуждающихся продовольственные наборы, подарки, организовывала сборы средств… Её жизнь тоже шла своим чередом. В 2010 году она узнала, что снова ждёт ребёнка.
– В моей судьбе всё складывалось тогда как-то невероятно легко и здорово. Всё было: любимая работа, замечательные муж, ребёнок, мама, чудесные отношения со свекровью. Я путешествовала, вела авторскую колонку в газете, собиралась получать высшее железнодорожное образование. И вдруг весь этот яркий мир в одночасье рухнул.

Свою малышку она назвала Викой. Ирина родила её в день рождения старшей дочки Леры. Поцеловала девочку в реанимации. В следующий раз она увидит её только через месяц.

Недуг, поражающий одного из 50 тысяч новорождённых, нанёс удар её малышке. Назывался он ЯНЭК. По-научному – синдром мальабсорбции и белково-энергетическая недостаточность 1-й степени. Ребёнок с таким диагнозом не способен усваивать обычную пищу и воду, для ухода за ним требуются специальное питание и электролитические напитки. Увы, шанс выживания с этим заболеванием у новорождённых составляет менее 5%.

В первые три месяца своей жизни Вика побывала в реанимации шесть раз. Перенесла три операции. Ира металась по коридорам больницы, по врачам. Отчаяние, литры слёз... Надежда на исцеление сменяется новым обострением болезни. И опять надеждой…

Забота о тяжелобольном ребёнке требовала серьёзных финансовых средств. И когда дочке исполнилось 9 месяцев, Ира решила выйти на работу. Профком и дирекция ей постоянно помогают. Мама и свекровь тоже всегда готовы подставить плечо. А вот муж не выдержал давления обстоятельств.
– Потерять веру в человека, которому ты безгранично предан, – это очень тяжело, – опускает голову Ирину.

У него появилась другая женщина, которая десять лет назад бросила собственного ребёнка ради житья в столице.
– Всё происходило как в дурном водевиле, – вспоминает Ирина. – Домой приходил поздно. Нагрубит, и спать. Помогать детям перестал. Денег вечно не хватало, я даже устроилась на подработки по вечерам. Спасибо, что свекровь и мама поддержали. Я понимала, что у него появилась своя личная жизнь. Но надеялась, что чувство ответственности за семью всё-таки возьмёт вверх. У меня начались проблемы со здоровьем. Понятно, бессонные ночи, постоянный стресс так просто не проходят.

Под Новый год она попала в стационар с сердечным приступом. Правда, лечиться у неё так и не получилось. Постоянно убегала из больницы к своим девочкам.
– Врачи на меня ругались, – тихо говорит Ирина. – Помню, в один из таких «побегов», аккурат 30 декабря, со старшей дочерью мы мастерили новогодние игрушки. Младшая бегала вокруг. Хороший был день…

В этот день супруг Ирины подал на развод.
– Оказалось, что за 17 лет совместной жизни я его так и не узнала, – и голос её становится серьёзным. – Не хочу его ругать, обвинять. Просто то, что мы когда-то делали вместе, теперь делаю одна.

Состояние младшей дочери ещё нельзя назвать стабильным. Старшая дочь Лера помогает и утешает маму. Но она и сама ещё ребёнок. Да и мама Ирины болеет – у неё диабет. Столько вот разного и сложного свалилось на одного человека.
– Мама мне тогда сказала: работа тебя удержит. И оказалась права, – говорит эта молодая женщина. – Любимое дело, оно и лечит, и помогает двигаться дальше. А трудности сделали меня более собранной, уверенной. Я не представляю жизни без своих дорогих девчонок. И без железной дороги. Не зря её называют стальной. Она, стремительная и надёжная, делает и меня сильнее.

Ирину очень радует старшая дочь. Они много времени проводят вместе. Любят посещать мероприятия, организуемые профсоюзом и ОАО «РЖД». Например, «Поезд Памяти» на 9 Мая, новогодние праздники на Казанском вокзале, многочисленные экскурсии и поездки. Ирина является для девочки примером, как жить и не согнуться. Валерия уже сейчас говорит, что хочет пойти по стопам матери и бабушки – стать железнодорожником. Недавно своим женским сплочённым коллективом ездили на экологический субботник – собирали мусор в Сетунской пойме.

Жизнь Ирины – это работа, дом, уроки со старшей, бессонные ночи с младшей, больницы, врачи и снова работа. Кто-то воскликнет: какой ужас! Ни минуты для себя! Но Ирина считает, куда страшнее, когда не для кого жить. Она же живёт ради любимых – детей, матери, работы. И пусть кто-то скажет, что этого мало для счастья.

Валентина Гришина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30