28 ноября 2021 00:16

Помощник машиниста – судьба и призвание

Анатолий Степанов более 30 лет работает помощником машиниста. Сегодня он оглядывается на эти годы почти с удивлением: пролетели как один.
Кажется, совсем недавно он молодым пареньком пришёл в локомотивное депо Псков в первый раз. Волновался, как бы не сделать ошибки. А ведь за плечами у него уже был техникум, где он выучился на электрика, затем служба в армии и работа в милиции. Но его тянуло на железную дорогу, и он решил освоить новое дело. И в 1983 году молодого лейтенанта милиции с прекрасной характеристикой с места службы приняли в депо.

В первые месяцы Степанов прошёл «чистилище» – смотровую канаву тепловоза, работал со слесарями по ремонту, изучал устройство сложной машины. Работа нравилась, ему было интересно разбираться в технике, и он с нетерпением ждал, когда поднимется в кабину машиниста и отправится в путь, поведёт поезд.
– В первую поездку меня послали дублёром помощника, – вспоминает Анатолий Яковлевич. – Это было осенью 1983 года. Ездили тогда до Тарту, возили вагоны с зерном из Таллинского порта. Я ехал третьим в кабине со штатной бригадой, фактически только наблюдал за их работой. Но те чувства помню как сейчас: всё бежит навстречу – рельсы, шпалы, столбы – не как в окне вагона, когда пассажиром едешь. Ощущения непривычные: кабину тепловоза бросает, особенно в кривых. Сейчас с улыбкой вспоминаю первые поездки.

Потом его стали обкатывать помощником машиниста на манёврах, хозяйственной и вывозной работе. Выполняли задачи вместе с путейцами Псковской опытной путевой машинной станции № 8. Локомотив таскал хоппер-дозаторные вертушки со щебнем, его могли прицепить и к гигантской выправочно-подбивочно-отделочной машине ВПО-3000, которую в рабочем состоянии не всякий тепловоз потянет. Но самое ответственное дело – это работа с путеукладочным поездом. Тепловоз в хвосте состава должен двигаться с ювелирной точностью. Путь перед путеукладочным краном разобран, и надо передвигаться осторожно, чтобы не столкнуть его с рельсов. Несогласованность действий может дорого обойтись. Поэтому важно взаимодействие машиниста, помощника и бригадира путейцев, по сигналу которого перемещается состав. И именно помощник машиниста должен следить за сигналами. Эта работа стала боевым крещением для Анатолия Степанова. Ни тогда, ни потом не было случая, чтобы он подвёл своего машиниста, ни разу не создал он аварийной и даже предаварийной ситуации, не допустил брака в работе.

Впоследствии ему не раз предлагали стать машинистом, но он не соглашался. Такой у него характер – любит быть помощником, стоять на страховке, помогать. Это его призвание. Степанова обкатывали на грузовых поездах, в пассажирском дальнем и пригородном движении. За десятилетия работы Анатолий Яковлевич изучил весь приписной парк Псковского депо: грузовые, пассажирские и маневровые тепловозы. Особенно ему нравилось работать на мощных 2ТЭ116, экономичных, удобных в управлении и надёжных в эксплуатации. На них они пересели с ТЭ3. Но Анатолий Яковлевич рассказывает, как и на тех, менее мощных, машинах они брали дополнительный вес и успешно проводили тяжёлые составы. Конечно, это было непросто. Мой собеседник вспоминает один случай.
– Весовые нормы наших тепловозов были 4 тыс. тонн с небольшим, 4,5 считалось пределом, – рассказывает он. – А тут вышло так, что груз надо было вывезти во что бы то ни стало, а тепловозов не хватало. Просили в Луге взять состав весом 5000 тонн. Мы подумали и решили, что вытянем.

Но на затяжном подъёме поезд не смог взять перевал. Вначале заглох один дизель, потом затих и второй. Остановка на подъёме очень опасна, да ещё с заглохшими дизелями. Степанов побежал устанавливать тормозные башмаки под вагоны. В те годы правила разрешали остановку на перегоне на 25–30 минут. За это время машинист обязан был либо устранить неисправность, либо затребовать вспомогательный локомотив.
– Мой машинист Александр Олегович Будкин оказался очень грамотным мужиком, – продолжает рассказ Анатолий Яковлевич. – Он понял, что от запредельного веса перегрелись дизели, и дал им остыть, а потом запустил первую секцию, за ней вторую. И мы с трудом, с песочком, тронулись и в конце концов вытянули состав за перевал. Обошлись без вспомогательного тепловоза, доехали до Пскова благополучно. Сейчас Будкин работает машинистом-инструктором, и я думаю, он знает, чему учить молодых ребят.

Обкатывает молодёжь и сам Степанов. Опыта много, и есть у него умение объяснить что к чему. Но не только знания – залог хорошей работы, уверен он. Важно характер воспитать в молодом работнике.
– Говорю ребятам: никогда не надо делать вид, что вы умнее машиниста, – говорит Анатолий Яковлевич. – Всегда лучше спросить, чем сделать вид, что всё понятно. Этим иногда грешат новички. Я за свою жизнь не допустил ни одной аварийной ситуации только потому, что всегда знал, что делать, или, не стесняясь, звал на помощь своего машиниста.

Ответственность и внимательность свойственны Степанову от природы. Не случайно его включали в состав локомотивных бригад, которым доверяли водить тяжеловесные поезда и перевозить особо важные грузы.
– Особенно любили мы перевозки воинских эшелонов с боевой техникой, – говорит Степанов. – Под такой состав обычно выделялся лучший тепловоз, и перевозка осуществлялась строго по графику. Ни одной минуты опоздания не допускалось. Для нас такие рейсы были своеобразным отдыхом: везде нам был зелёный свет. В такой поездке появляется мальчишеский азарт – кругом военные, разговоры по рации. Чувствуешь себя призванным на службу Родине.

18 сентября Анатолий Степанов отметит 60-летие. Он по-прежнему каждый день идёт знакомой дорогой через проходную в родное депо. И без работы своей жизни не мыслит.

Анатолий Иванов,
почётный железнодорожник
Псков
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30