20 июня 2021 15:57

Пешком в историю Кругобайкальской дороги

В переводе с бурятского женское имя Аяна значит «путешественница». Так участники экспедиции на Кругобайкальскую железную дорогу назвали ручную дрезину, на которую погрузили всё своё снаряжение. Деревянная тележка на колёсиках помогла выполнить задачу экспедиции – найти и сфотографировать виды Кругобайкальской дороги, известные нам по старинным открыткам.
Впервые я оказался на Байкале в составе небольшой экспедиции в 1983 году. Судьба Кругобайкальской дороги тогда висела на волоске. Тупиковая линия с редким пассажирским и хозяйственным движением требовала постоянных берего- и скалоукрепительных работ, приносила сплошные убытки и в любой момент могла быть закрыта. Этого не произошло благодаря иркутскому отделению Бюро международного молодёжного туризма «Спутник», которое решило возить туда туристов. Наша группа провела инвентаризацию всех сооружений дороги. Это позволило сделать вывод о её уникальном статусе и большом экскурсионном и туристическом потенциале. Хочется верить, что наш поход способствовал тому, что Кругобайкалка не была закрыта и не превратилась в разбитую грунтовую автодорогу среди каменных развалин. Я же навсегда запомнил величие тех мест, эту дорогу, которая пролегла по берегу удивительного по красоте озера, цепочку её мостов и тоннелей.

Все, кто хоть однажды побывал в этих местах, обязательно стремятся вернуться. Одержим был этой идеей и романтик, основатель Общества любителей железных дорог Александр Никольский. Он хотел собрать все старинные открытки с фотографиями этого участка Транссиба, выпущенные более 100 лет назад, и сопоставить их с видами дня сегодняшнего, создать своего рода ремейк работы дореволюционных фотографов. Но воплотить мечту ему было не суждено. Два года назад его не стало.

Тогда за дело взялся сотрудник музея Московской дороги Рустам Садретдинов. Он нашёл поддержку в Русском географическом обществе. А поскольку экспедиция пойдёт по рельсам, предложил построить ручную дрезину – тележку для перевозки оборудования фотографов, а заодно рюкзаков и палаток. Использование обычных путейских дрезин исключалось: они тяжёлые, а снимать их с путей нужно часто, ведь график движения на Кругобайкальской весьма интенсивный. Рустам изготовил лёгкую разборную конструкцию платформы из фанеры на шести колёсиках от хозяйственных тележек.

Нашей группе предстояло пройти с этой чудо-техникой 90 км по берегу Байкала. Дрезине нужно было дать имя, короткое, звучное, желательно с местным колоритом. На сей предмет опросили попутчиков. И они единодушно назвали имя Аяна, что означает «путешественница». В нашей группе было пять человек. Кроме бесспорного командира Рустама и меня, в неё вошли инженер ВНИИЖТа Павел Михайлушкин, сотрудник одного из академических институтов Александр Корниленко и журналист Максим Пантелеев.

Весь путь от станции Култук до порта Байкал – а это около 85 км – мы прошли пешком с дрезиной за семь дней. Главным было ни на минуту не забывать о том, что это действующая железнодорожная линия. По ней движутся туристические и местные поезда, тепловозы, выполняющие рабочие и хозяйственные перевозки, путейские дрезины.

Движение группы согласовывалось с дежурными по станциям, график постоянно уточнялся. Были соблюдены все правила сигнализации: флажки и огни на дрезине, спереди и сзади на безопасном удалении шли прикрывающие сигналисты. Но, несмотря на все предосторожности, ситуация иной раз заставляла понервничать. Однажды нас догнало рычащее чудовище с фарами. Оно неслось с такой скоростью, что времени снять дрезину с пути не было. Оставались секунды на то, чтобы просигналить остановку. Резво затормозившее «нечто» оказалось квадроциклом. Его водитель оспаривать наше право на путь не стал, спрыгнул на обочину, объехал и снова влез в колею, лязгая подвеской по рельсам, а затем умчался вперёд, молотя колёсами по шпалам. Лихачам кажется, что всё дозволено.

Сама фотосъёмка особых трудностей не вызывала. Мы двигались по рельсам, сравнивая изображение старых открыток с видом окружающей местности. Это и контур скал, и очертания тоннелей… Дальше остановка, поиск той самой точки, с которой сделан исторический снимок. Шаг вниз, шаг в сторону, стоп – снято! Разумеется, полного совпадения никто не ожидал. Дело тут даже не в выросших деревьях или эрозии почвы. Основная часть фотографий Великого сибирского пути сделана на Байкале во время строительства или открытия движения по однопутной линии, то есть до 1905 года. Потом сюда снова пришли строители. В 1912–1914 годах линию перестроили, прорезали выемки, подсыпали откосы и площадку под укладку вторых путей, построили новые тоннели и мосты. Да и совсем недавно рельсы были уложены по оси бывшего междупутья. Картину достоверности нарушила и деятельность строителей-энергетиков. Древние тоннели «плачут», но стоят. Однако буквально поперёк каждого тоннельного портала воткнут бетонный столб, как кость в горле, будто нет иных технологий укладки проводов. А мусорные баки, конечно же, нужны, но не на самом же видном месте.

Свою задачу экспедиция выполнила. «Процентов 75–80 намеченных точек найдено и отснято», – доволен наш командор Рустам Садретдинов. Осталась задача всё это издать. И дрезина, наша Аяночка, не подвела, дошла до порта Байкал. А с каким интересом наблюдали за нашим походом работники Кругобайкальской дороги! Не раз мы слышали: «Наконец-то открыт туризм на дрезинах». А почему бы и нет? Как известно, команда РЖД участвовала в гонках на дрезинах в Финляндии, Эстонии. Но там нет такой красоты, как на Кругобайкальской дороге, куда можно пригласить гонщиков из Европы, Японии, Китая, Кореи. Туристическая инфраструктура имеется. Достаточно разбить 90 км на три этапа с промежуточными финишами в Шарыжалгае, Половинной и на Байкале. И дополнить программу конкурсами, походами по окрестностям. Наша команда уже готова. Посоревнуемся?

Артур Берзин,
спец. корр. «Гудка»
Слюдянка – порт Байкал
Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30