19 июня 2021 19:21

Круг добра

Он был интеллигентным начальником

Интеллигентного, спокойного Валерия Николаевича Бутко трудно представить за пультом управления железнодорожным конвейером. Там, где нередко требуются мгновенные и жёсткие решения.
Между тем всю свою жизнь он проработал именно на «высоковольтных» участках. Руководил станцией, был начальником дороги и заместителем министра путей сообщения. Но самым сильным выражением в адрес оплошавшего работника у него было такое: «Вы ведёте себя неинтеллигентно!» Воздействие эти простые слова оказывали самое нужное: человек осознавал свои ошибки.
– За 45 лет работы на железнодорожном транспорте я много раз убеждался, что ровное состояние духа руководителя куда лучше мобилизует работников, нежели я бы нервничал, подавлял их эмоционально. Это, скорее, признак слабости. Значит, начальник не знает, как решить ту или иную задачу. Я же всегда рассматривал проблемы как возможность применить свои знания, опыт, способности. А это увлекательнейшее дело.

Свою работу начальником Кемеровской железной дороги он называет «красивой». В том смысле, что перед ним тогда стояли очень интересные и сложные задачи.
– Управление было создано в 1979 году в Кемерове, – рассказывает он, – где не было даже отделения дороги. Всё начинали с нуля. Надо было создать аппарат, решать социальные проблемы. Но главное – наладить отношения с соседними дорогами и обеспечить вывоз из Кузбасса, прежде всего угля. Мы грузили 650 тыс. тонн каждые сутки. Надо было так организовать движение поездов, чтобы не было ни заторов, ни сбоев. Это было нелегко…

В отвалах до этого горел невывезенный уголь. Но команда Бутко сумела за два года поднять путевое хозяйство, усилили пункты подготовки вагонов, обновили ремонтную базу, улучшили организацию движения. Если раньше Кузбасс мог готовить под погрузку только 250–300 вагонов в сутки, то спустя два года – 1200.
– Это один из самых лучших периодов моей жизни, – говорит он. – Мы всё время что-то создавали. Ввели в эксплуатацию 120 км новых путей, около 400 стрелок оборудовали электрической централизацией, построили 100 тыс. кв. м жилья для наших работников. Налицо были реальные результаты нашего труда. И это радовало.

А ведь начало его работы в Кузбассе оказалось совсем не оптимистичным. Когда впервые приехал в Кемерово, вышел на перрон, то сразу почувствовал неприятный запах, который шёл от коксохимического завода. Да и сам город показался ему грязным и унылым.
– Сейчас его не узнать, – не без удовольствия говорит Бутко. – Это современный индустриальный центр, чистый, красивый. Таким город стал во многом благодаря губернатору-железнодорожнику Аману Тулееву, который тогда был заместителем начальника Новокузнецкого отделения. Позже – начальником дороги. Он во всё вникал, работал с полной отдачей. Так и нарабатывается бесценный опыт, который пригодится и в любом другом деле. В этом я убеждался не раз.

Ясиноватая, Дебальцево, Донецк… Сегодня от этих названий больно. Там льётся кровь, рушатся дома, да и сама жизнь. Но именно там начало трудового пути Бутко.

На Донецкую железную дорогу он пришёл в 1957 году после окончания Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта дежурным по станции Ясиноватая. И там дорос до её начальника.
– Я много занимался реконструкцией путевого хозяйства, – вспоминает он. – Но и об эстетике не забывал. Сто полувагонов грязи вывезли с Ясиноватой. Потом на горках разбили цветники. Мне хотелось сделать так, чтобы всё вокруг было красиво и чисто. На меня тогда написали смешную анонимку: «Начальник проверяет пыль пальцами». Именно так я и делал… Зато Ясиноватая не раз была победителем соревнования среди сортировочных станций сети дорог и получала переходящее Красное знамя МПС.

Бутко отдал Донецкой дороге18 лет. Из них шесть возглавлял Дебальцевское отделение, лидировавшее в то время по погрузке угля на сети.
– Задач приходилось решать множество. Так, построили между станцией Байрак и Дебальцевом своими силами 36 км третьего пути. Иначе развести 100 пар курсирующих поездов было невозможно. Создали мощные пункты подготовки вагонов. В кооперации с шахтёрами удалось построить 24 вокзала малых форм на 50 и 100 пассажиров.

Помимо этого, появились в Дебальцеве Дворец спорта с плавательным бассейном, Дворец культуры, бригадный дом отдыха, больница…
– Я не сам всё это сделал, – замечает он. – Без коллектива ничего создать нельзя. Очень многое почерпнул у начальника Донецкой дороги Виктора Васильевича Приклонского. Навсегда запомнил его слова: «Ищите новое!»

Интересная история произошла с больницей в Дебальцеве. Однажды туда попал маленький сын Бутко. Когда отец пришёл его навестить, огорчился: игрушек не было, стены выкрашены мрачной краской… И Валерий Николаевич отправил в больницу столяра, штукатура и маляра. Они превратили её в «конфетку». Позже благодаря железнодорожникам была даже пошита форма для каждого отделения. В общем, не зря Валерия Николаевича наградили значком «Отличник здравоохранения».

Эта больница была гордостью Дебальцева. Но недавно в неё попал снаряд – она разрушена. Её главврач стал беженцем. А приютил его Бутко. Вот так и замкнулся круг, в котором сделанное однажды добро прирастает новыми вложениями.
– Надо помогать людям, попавшим в беду, – Валерий Николаевич опускает голову. – Всё, что сегодня происходит на Украине, – это и моя личная трагедия. Украина меня воспитала. Там я стал профессионалом. Ведь Донецкая дорога по своему техническому уровню была тогда выше многих. Она очень сильно пострадала от бомбёжек в Великую Отечественную войну. Туда пошли новое оборудование и новые технологии – лучшее, что было на сети.
– Ясиноватая была одним из крупнейших южных узлов, – вспоминает Валерий Николаевич. – Вагонопоток там составлял почти 20 тыс. вагонов в сутки! Формировались составы на двух сортировочных горках...

Бутко провёл немало времени, наблюдая за их работой. Именно тогда понял важность плана формирования поездов. А когда стал заместителем министра, создал группу, которая занялась разработкой вариантов формирования поездов по направлениям. Такие планы использовались при возникновении сложности с пропуском вагонопотоков. И к концу 80-х на сети не осталось ни одного «брошенного» поезда.
– Тогда я думал, что моя главная задача выполнена…

А потом распался Советский Союз. Чтобы сохранить единую сеть дорог с колеёй 1520, был создан Совет по железнодорожному транспорту стран СНГ и Балтии. Его исполнительный орган, Дирекцию, возглавил Бутко. И опять ему пришлось всё начинать с чистого листа.
– Мы разрабатывали нормативную базу, обсуждали и вырабатывали предложения, а Совет по железнодорожному транспорту принимал решения. Дискуссии, конечно, были. Но все понимали друг друга. Такие отношения сохранились и поныне. Возможно, потому что мы руководствовались не политикой, а пониманием нужд транспорта.

10 сентября Валерию Николаевичу исполняется 80 лет. Он дважды почётный железнодорожник, награждён орденами «Знак Почёта» и Трудового Красного Знамени. У него замечательная жена, уже выросли внуки. Причём двое связали свою жизнь с железной дорогой. Сам Бутко по-прежнему живёт тем, что происходит на железных дорогах. Бывает в Центральном совете ветеранов. Каждый понедельник там собирается что-то вроде клуба бывших министров путей сообщения и их заместителей. Вспоминают прошлое, обсуждают события и проблемы. И когда Валерий Николаевич говорит о наболевшем, его годы словно куда-то улетучиваются. Голос крепнет, жесты набирают силу, глаза блестят… И я вспомнила однажды услышанные слова: «Железнодорожник – это навсегда».

Наталья Кузина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30