28 сентября 2021 07:07

“Возьмите меня, пожалуйста”

Репортаж “Гудка. Пятница” из приюта для бездомных животных

Заброшенный телятник за пустырями на окраине Ярославля. Громкий собачий лай не оставляет сомнений: это и есть тот самый частный приют «Ковчег», куда отправился специальный корреспондент «Гудка. Пятница» Николай Порецкий накануне Международного дня бездомных животных.
Во дворе несколько девочек возятся с дворнягой светлой масти.
– Это Бланка, – знакомят они, обрабатывая собаке глаз ватными дисками и попутно лаская её. Кто-то целует псинку в морду. – Пыль попала, аллергия.
– Дисков не жалей, – говорит директор приюта Екатерина Кутузова и берёт голову Бланки в свои уверенные руки.

Мы с фотокором Наталией Куракиной достаём скромное приношение – пакеты с гречкой, но Катя не принимает: в приюте перешли на сухой корм, варить еду на 103 собаки и шесть кошек уже нет сил. Оказывается, главная проблема приюта даже не деньги, а рабочие руки, особенно мужские, – сколачивать будки, вольеры. Весь «Ковчег» тянут на себе женщины.


Из колонии в телятник

– Мы основали благотворительный фонд помощи животным «Зоо Забота» пять лет назад, – рассказывает Екатерина. – Не дождавшись от властей ни поддержки, ни места под приют, просто кинули клич по добрым людям.

Сначала ютились на территории исправительной колонии, потом арендовали этот полуразрушенный телятник. Неравнодушные ярославцы привозили доски, перестраивали стойла для содержания собак. Кто-то жертвовал деньги, кто-то – миски, старые тёплые вещи на подстилки для подброшенных в приют щенков. Постепенно сложился штат, наладился контакт с ветеринарами – обследования, прививки, стерилизация… Сделали отличный интернет-сайт фонда, где отслеживается и обсуждается судьба всех спасённых собак и кошек, а каждый жертвователь может увидеть скан чека – на что конкретно потрачены его деньги.

А главное, у четвероногих появилась целая армия самых преданных в мире друзей – девочек-волонтёров. Они помогают ухаживать за животными и искать им хозяев, выгуливают, дрессируют, причёсывают, ласкают, балуют домашней вкуснятиной и всячески обожают. Эти 12–15-летние девчушки проводят для нас экскурсию по приюту.


Пуля, Янка, Пират...

– Это Пуля, – подводит к одной из будок Оля Полоскина. – Первая её хозяйка умерла. Пуля скулила, и соседи отдали собаку другому хозяину. Но тот жестоко обращался с ней, и кто-то привёл Пулю сюда – привязал к столбу с запиской: «Меня зовут Пуля. Возьмите меня, пожалуйста, в приют. Я хороший сторож, до сих пор не потеряла веру в людей. Может быть, наконец-то найдётся для меня хороший хозяин».

Бело-чёрная дворняжка ласкается ко мне так бурно, словно я и есть этот хороший хозяин. А Оля уже рассказывает про собаку Янку, жившую когда-то на стройке, которую она забрала из приюта домой. Мама разрешила, хотя дома уже есть две кошки.

Оля, как и все её подруги, хочет стать кинологом. Или хотя бы ветеринаром.
– А я, наверное, не смогу работать ветеринаром, – вздыхает девятиклассница Ксюша Ахмадеева. – Им иногда приходится усыплять животное, а у меня рука не поднимется…

Никого не усыплять – один из принципов «Ковчега». Может быть, он спорный, но создатели приюта считают, что каждое животное имеет право на жизнь до последнего вздоха. Как, например, огромный чёрный пёс Пират. Он совершенно слепой, но приветствует нас в вольере, встав на дыбы, и лижет руки одной из девчонок. У его соседа Бориса отказали задние лапы. И Босс тоже к нам не подходит – давление и проблемы с сердцем. А Кеше переднюю лапу пришлось ампутировать из-за начавшейся гангрены (деньги на операцию и лечение собирали всем миром). У таких бедолаг почти нет надежды обрести хозяев. В приюте их особенно жалеют, нянчатся, как с родными.


Собачьи обнимашки

– Мы в школе делали презентацию про приют, с видеофильмом, – продолжает Ксюша. – Некоторые плакали, даже мальчишки. Они, кстати, потом стали делать будки для «Ковчега» в школьных мастерских после уроков.

Ксения и сама не сдержала слёз, когда впервые пришла сюда покормить Липку. Та не болела, но на всех огрызалась, была злой и замкнутой. Теперь Ксюша с Липкой не разлей вода. Глядя на их взаимные нежности, мы так и не решили, кто кого больше любит. Пожалуй, собака эмоциональнее. Вот и ссадины на ногах Ксюши и других волонтёров говорят о том же.
– Боевое ранение – собачьи обнимашки, – гордо показывает 15-летняя Лиза Гогина, самая старшая из волонтёров, самую большую царапину.

А у 12-летней Оли Полоскиной особый повод для гордости:
– Я подрабатываю в гипермаркете – 300 рублей за два часа. И на эти деньги покупаю «Чаппи» для собак приюта.

Под вечер девчонки под руководством Екатерины Кутузовой принимаются за лечение овчарки Берты – мажут ей уши. Она в попоне после стерилизации. Берту недавно ночью привезли бывшие хозяева и бросили возле переполненного «Ковчега». Ей четыре года, а здоровья на все десять: хроническое воспаление ушей, проблемы с костями, позвоночником…

Таких, как Берта, через руки ковчеговцев прошло более тысячи. Лишь немногих удалось, как здесь говорят, сделать счастливыми – пристроить в хорошие руки. У директора у самой дома уже полдюжины четвероногих. Например, полуслепая, с выпавшими зубами старенькая Туся, которую из приюта всё равно бы никто не взял.
– Приезжайте к бездомным животным, они вам будут очень рады, – говорит Екатерина Кутузова. – Даже если вы просто погуляете 10 минут с собакой на поводке, погладите, потискаете её, это уже будет помощь.




Взяли бы вы друга из приюта?

Александра Бризицкая, техник дистанции инженерных сооружений Южно-Уральской дирекции инфраструктуры:
– Три года назад подобрала в лесу котёнка, не больше двух месяцев, грязный, голодный. Оставить – погибнет. Против нового домочадца в семье возражать не стали. Накормили, отмыли и отогрели. Вырос он в важного кота Чучу, общего любимца. С собакой, а она у нас давно, дружит.

Алёна Гостина, агент АФТО станции Загородняя:
– Когда я жила с родителями в посёлке Шафраново, нередко приносила домой брошенных щенков и котят. Сейчас у меня однокомнатная квартира в Уфе. Часто бываю в командировках. Поэтому взять животное не могу.

Илона Броневицкая, певица:
– Содержу на МКАД, недалеко от Варшавки, приют для собак. Открыла его, потому что Московская область кишит брошенными или потерявшимися собаками. К счастью, многие наши питомцы быстро обретают хозяев. Недавно два прекрасных алабая поступили. Одну уже забирают, для второй хозяин тоже почти нашёлся. Иногда происходят чудеса. В марте у нас появился далматинец. Почти через полгода приехала хозяйка. Выяснилось, что щенок пропал по недоразумению. Увидел хозяйку, кидался ей на шею, хотя исчез совсем малышом. Хотелось бы больше таких счастливых историй. Я всегда хотела иметь дома свинью. Когда возможность появилась, не стала лишать себя удовольствия. Живут у нас две собаки Сукония, Сом и свинка по кличке Пумба. Нам с ними уютно.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31