19 июня 2021 18:28

Оправданный риск

За 40 лет службы машинист Геннадий Ярыгин предотвратил не одну аварию

Восьмидесятитрёхлетний ветеран-железнодорожник готов, кажется, рассказать о каждой нештатной ситуации: говорит, помню всё в подробностях. И интересуется: хватит ли одного дня на столь долгий рассказ. Договорились вспомнить самые запомнившиеся происшествия.
В 1976 году машинист эксплуатационного локомотивного депо Тайга Западно-Сибирской дороги Геннадий Ярыгин обкатывал молодого коллегу.
– Недалеко от станции Болотная, осматривая в кривой свой поезд, заметил на соседнем пути разрыв рельса, он попросту лопнул, – рассказывает Геннадий Никитович. – Что делать? По инструкции должен был передать информацию дежурному по станции Болотная, та – сообщить диспетчеру, диспетчер – машинисту поезда, который шёл мне навстречу. Но ведь это время, а встречный мог оказаться здесь уже через мгновение. Беру трубку и в нарушение регламента пытаюсь напрямую связаться с коллегой. Не отвечает. Нервы натянуты. Беру красный флажок, открываю окно, гляжу вперёд. Снова пытаюсь дозвониться до встречного поезда. Наконец машинист отвечает, сообщаю ему о лопнувшем рельсе.

Встречный оказался пассажирским. Ярыгин насчитал в нём больше 15 вагонов. До места возможного ЧП составу оставалось не больше километра – совсем немного по меркам железной дороги.
– Через месяц после события был в Новосибирске, услышал в столовой разговор коллег. Один другому рассказывал: «Представляешь, машинист из Тайги крушение предотвратил, а почётного дали машинисту встречного поезда, которому тот сообщил о дефекте рельса», – вспоминает Ярыгин.

Самого его за бдительность наградили 40 рублями премии и почётной грамотой.

Ещё один памятный случай произошёл в 1987 году на станции Анжерская.
– Прибыл на третий путь под формирование грузового состава в сторону Боготола. Как обычно, проверил электровоз, вскоре начали подводить вагоны. Маневровый локомотив подогнал первую партию и отправился в парк за второй. А осмотрщики не рассчитали время, когда воздух может выйти из тормозов, и не подстраховались башмаками. А вагоны стояли на горке под уклоном. Слышу, дежурная по громкой связи кричит: «Вагоны убегают, держите!» Выглянул – а они уже у моста, вот-вот станцию покинут, – говорит Ярыгин.

«Ловить» вагоны после неудачной попытки в подобном случае в Томске запретили строго-настрого. Но чутьё и опыт машиниста заставили его рискнуть.
– Понимал, что мог не поймать, что автосцепка могла быть не готова к тому, чтобы зацепить четыре гружённых под завязку крытых вагона. Но была не была. Скомандовал помощнику посмотреть, нет ли людей под колёсами, и на всех парах помчался за беглецами.

И поймал – уже за станцией, когда вагоны начали резать стрелки и устремились на главный путь, по которому со стороны станции Яшкино со скоростью 100 км/ч шёл поезд Москва – Пекин. До столкновения оставалось всего восемь метров.

Когда Геннадий Никитович доложил дежурной по станции Анжерская об удачном манёвре, та, забыв выключить громкую связь, облегчённо вздохнула и во всеуслышание сказала: «Миленький, да за это я готова сделать для тебя всё что хочешь». С узла связи тут же по громкой связи отреагировали: «А ты его домой пригласи». Дежурная в ответ: «Да хоть сразу после смены…»

Геннадий Ярыгин говорит, что за нарушение инструкций он мог запросто потерять работу.
– Одно время ко мне в кабину начали ревизоров подсаживать, но потом перестали. Я счастлив тем, что работал честно. А вообще на железной дороге спасает только правда. Она дороже всех наград и званий!

Анатолий Болдырев,
соб. корр. «Гудка»
Тайга – Кемерово
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30