20 июня 2021 16:40

Браво получилось

Знойный Учкудук Александр Шалвайтис поменял на Сибирь

Любимое слово у сибиряка по характеру и облику Александра Шалвайтиса - «браво». Несмотря на семь десятков лет, выглядит он подтянуто и на самом деле браво - бамовская закалка, бьющий ключом оптимизм сказываются и читаются в движениях и глазах.
Александр Шалвайтис дважды бамовец - сначала он строил Малый БАМ, где пробивали тоннель Нагорный сквозь Становой хребет, а после окончания работ в Якутии вместе с тоннельным отрядом № 16 перебрался к Байкалу на Мысовые тоннели, где всё только разворачивалось.

«Видимо, судьба мне такая выпала», - подшучивает над собой Александр Николаевич, рассказывая, каким образом парень из равнинного Барабинска оказался в тоннельном отряде. Рассказчик он великолепный, память на события не подводит, за словом в карман не лезет. Уже позднее мне сказали, что сибиряк с литовской фамилией не только любит читать стихи на разного рода культурных мероприятиях, но и сам их пишет. В основном про БАМ, конечно.

«После трёхлетней службы в Погранвойсках я вернулся в Барабинск. Устроился помощником машиниста, сдал экзамены. Затем меня отправляют в школу машинистов на станции Тайга. К «корочкам» водителя автомашины добавил права машиниста. Жилья не было, а у меня уже сын родился. Вот и «клюнул» на квартиру в Учкудуке, это в Узбекистане. Там находился урановый рудник, и меня взяли машинистом подземного электровоза. Больше шести лет отработал, а тут на всю страну загудело: «БАМ!» - продолжает рассказ Шалвайтис.

К тому времени Александр Николаевич уже был вполне обстоятельным человеком, перешагнувшим тридцатилетний рубеж. На попечении семья. Да и на заработки не обижался, если говорить о них. А здесь загорелся, и всё.

«Прослышал, что на железнодорожной линии Тында - Беркакит, или Малом БАМе, как его называли, собираются строить тоннель, так и решился поехать. Работу, думаю, всё равно найду: хоть на электровоз, хоть на автомобиль, хоть сучкорубом. Портфель с фотопринадлежностями с собой захватил, чемоданишко. И в путь. На дворе лютый январь 1976 года, морозы стоят крепчайшие, а мне ещё добираться до Золотинки. Пришёл на заправку, подождал попутную машину, и к месту. Приехали ночью, дизельная станция уже отключилась, темно. Скоротал несколько часов, а утром к начальству. Так, мол, и так, примите добровольца, хоть сучкорубом», – снова подтрунивает над собой Александр Николаевич.

Но рубить тайгу Шалвайтиса не пустили. Как человеку ответственному ему поручили доставлять на «Магирусе» – грузовике-«чебурашке» – смены рабочих из посёлка на перевал, где тогда пробивали тоннель. При этом пообещали, что дадут электровоз, когда в этом возникнет нужда. Правда, через несколько месяцев передумали и отправили Александра Шалвайтиса на курсы в Могилёв осваивать «МоАЗ» – подземный автопоезд. На нём вывозили породу из подземных выработок.
«Машина, конечно, интересная. «МоАЗ» применялся очень широко при строительстве всех тоннелей. Легендарную эту машину даже поставили на постамент у одного из Мысовых тоннелей на берегу Байкала», – рассказывает Александр Николаевич.

Уже после разговора вместе с ним мы побывали у этого бамовского памятника. С высоты отслуживший своё автопоезд казался не таким уж внушительным, но Александр Шалвайтис, прикрываясь руками от жгучего летнего солнца, пояснил, что это впечатление обманчиво. «МоАЗ» весом в 20 тонн мог взять в свой кузов 20 тонн породы.

В жизни Шалвайтиса наступил северобайкальский период, когда его тоннельный отряд прибыл строить Мысовые тоннели. Александр Николаевич ещё несколько лет работал на своём «МоАЗе». Машину местные умельцы переделали так, что с помощью крановой установки она сама себя загружала и разгружала, что очень облегчило работу, ведь бетонные конструкции весили по несколько тонн. «Браво получилось», – не отказывает себе в удовольствии вспомнить этот эпизод Шалвайтис.

А потом тоннельному отряду № 16 приказали перебазироваться в Подмосковье. Всем желающим давали квартиры, но Александр Николаевич на уговоры не поддался. «К тому времени я уже не мог жить без Байкала, без этих красот, без этой особой атмосферы, что ещё сохраняется в бамовских селениях», – признался Александр Николаевич.

Новым местом его работы стала дистанция пути № 2 тогдашней самостоятельной Байкало-Амурской железной дороги, а точнее, её тоннельный участок, который располагался на станции Даван, почти перед самым Байкальским тоннелем.

Шалвайтису доверили управлять подземным электровозом, который двигался за счёт батарей общим весом в пять тонн. Первые годы этот тоннель, что называется, обкатывался, шла постоянная борьба с водой и льдом, с недоделками. Однажды обходчики просмотрели, как забило лоток. В результате вода вышла на путь. Все тоннельщики двое суток устраняли последствия этого ЧП и не допустили вспучивания пути. «Работа в тоннеле всегда требует особой внимательности. Здесь многое против человека. Наледи, вода по стенкам, сосульки, которые также угрожают безопасности движения», – отмечает Александр Шалвайтис. В его памяти остались и период обустройства на станции Даван, где сначала у тоннельщиков и угла собственного не было, чтобы обсушиться и обогреться. «Даже летом внутри тоннеля холодно. Люди на нас глаза вытаращивали, когда мы летом выходили из тоннеля мало того что чумазые, да ещё в ушанках и телогрейках. Поэтому мы сразу себе бытовку построили, а в придачу к ней и сауну. Затем нам отдали большое освободившееся помещение, где до этого сидели контактники, специалисты дистанции СЦБ, другие службы. В этом здании даже новогодние праздники с семьями отмечали. Сооружали горки, ставили ёлку, а с горы на лыжах и с большим мешком с подарками спускался Дед Мороз», – с удовольствием вспоминает Александр Николаевич.

В 2007 году он ушёл на пенсию, но в тоннельной дистанции гость по-прежнему частый. На этом предприятии он со дня основания, здесь трудилась его супруга Вера Вячеславовна, а сейчас работают его дочь Юлия, сын Андрей.

По словам начальника участка Северобайкальской дистанции по обслуживанию тоннелей Виктора Должикова, Александр Николаевич из тех людей, которых всегда тянет к коллективу. «На нашем предприятии прошла значительная часть его жизни. Трудился он так, что такой работой можно только гордиться. Человек он и сейчас активный, а потому нет-нет, да и забежит за новостями», - отмечает Виктор Должиков.

«Я жизнью доволен. Дети, внуки, Байкал и товарищи рядом. Любимая рыбалка под боком», - без тени рисовки говорит старый бамовец.

Не чурается он и участия в ветеранских мероприятиях, которые проводятся на узле. Даже призы, случается, завоёвывает.

Ну а о том, что жизнь вполне удалась, свидетельствуют и награды - медаль за строительство БАМа и медаль ордена «За заслуги перед Отечеством».

Хотя, как считает ветеран, не в них дело - общим памятником для его товарищей является живая работающая магистраль. До неё от его квартиры нет и двух сотен метров.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск
Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30