04 декабря 2021 23:00

Пора осваивать регион

Грузы будет генерировать территория

Салман Бабаев знает БАМ не понаслышке. Дальнему Востоку он отдал 25 лет жизни. Руководил Ургальским отделением, а затем и всей Байкало-Амурской железной дорогой в самые трудные для страны времена.
Салман Бабаев, вице-президент ОАО «РЖД»
- Когда-то БАМ называли «дорогой в никуда». А сегодня говорят, что это дорога в будущее. А что думаете вы, Салман Магомедрасулович, по этому поводу?
- Моё мнение за эти годы не изменилось. Я считаю, что до строительства БАМа Россия на Дальнем Востоке стояла на одной ноге, а теперь стоит на двух. Если бы не Байкало-Амурская магистраль, с теми объёмами, которые сегодня везём по Дальнему Востоку, мы бы не справились. БАМ полностью загружен. Если бы его не было, не пошли бы сегодня кузбасские угли на Дальний Восток и Ванинский транспортный узел не получил бы такого развития. Балкерный угольный терминал достиг в мае этого года рекордной суточной выгрузки - 1000 с лишним вагонов! Уже пошёл первый уголь с Эльгинского месторождения, и с Олекмы везут руду в Китай, состав каждый день уходит. И всё это благодаря БАМу.

- Но освоение богатейшей территории, прилегающей к магистрали, могло начаться ещё лет двадцать назад. Вы тогда выступили с предложением к железнодорожникам взять на себя в этом ведущую роль. Но почему из этого мало что вышло?
- Денег-то не было! Нам тогда даже строителям заплатить было нечем. А на освоение месторождений нужны немалые средства. Одним энтузиазмом их не освоишь. Мы организовали фонд «БАМинвест», думали, каждая железная дорога что-то вложит, за счёт этого дадим толчок, привлечём других инвесторов. Планы-то были большие ещё при строительстве Байкало-Амурской магистрали. Я помню, приехал в Чару и удивился: зачем в маленьком посёлке строить такую большую котельную? А мне говорят: да здесь ведь город будет! Начнут добывать на Удокане медную руду и полиметаллы на Чине, появятся рядом с дорогой промышленные предприятия.
Мы пытались что-то сделать. С Чинейского месторождения повезли первую руду на Коршуновский горнообогатительный комбинат. В ней много ванадия, есть и редкоземельные металлы. Но выяснилось, что нет у нас технологии, с помощью которой их можно извлекать. И всё приостановилось. Помимо этого, вместе с объединением «Тындалес» мы запустили завод по производству древесноволокнистых плит. Хватит лес-кругляк за рубеж гнать.

– Может, была бы поддержка со стороны государства, какой-то особый статус территории и всё повернулось бы по-иному?
– Когда по всей стране кризис, то в отдельно взятом регионе, как говорится, светлое будущее не построишь. Возможно, и удалось бы создать точку роста, но не дали. Я специально летал в Китай в город Шэньчжэнь, чтобы посмотреть, как там это организовано. Этот город стал воротами для привлечения инвестиций и новых технологий, он на этом стремительно поднялся, превратившись в крупный промышленный центр.
Мы предлагали правительству создать в регионе БАМа по примеру Китая обособленную территорию с особым налоговым режимом – чтобы деньги, здесь заработанные, отсюда не уходили, а вкладывались в развитие. Но магистраль проходит по нескольким краям и областям, их власти нас не поддержали, они посчитали, что это ущемляет их права и интересы.
Да и потом в стране тогда всё по швам трещало. Останавливались промышленные предприятия на Урале и в Кузбассе. Когда шахтёры касками стучат на Горбатом мосту, не будешь ведь требовать: «Давайте Эльгинское месторождение осваивать!» Я думаю, всему своё время…

– Вы полагаете, это время пришло?
– Восточные территории пустынными и безлюдными не должны оставаться. С Китаем Амур нас разделяет – на той стороне реки люди живут и что-то производят. А что на нашей стороне? К сожалению, мы кроме сырья больше ничем пока не торгуем. Руда, уголь, круглый лес, нефть… Восточная Сибирь и Дальний Восток должны развиваться. В Якутии и Амурской области есть крупные железорудные месторождения. А в Комсомольске-на-Амуре в своё время был построен передельный металлургический комбинат. Есть специалисты-сталевары. Не так уж сложно создать там современное сталелитейное производство. Хорошо, что в планы это уже заложено.

– Снова встаёт вопрос об инвестициях – как их привлечь?
– Государство должно создать инфраструктуру. Там, где дорог нет, люди не живут. А будет инфраструктура в регионе освоения, и бизнес пойдёт.
Почему я говорю о государстве? Потому что главный эффект от развития БАМа и Транссиба получит государство, а не железнодорожный транспорт. Это дополнительные налоги, рабочие места и в целом мультипликативный эффект, который возникает оттого, что регион развивается, растёт внутренний спрос на промышленную продукцию.

– Модернизация Восточного полигона железных дорог, в том числе и БАМа, уже началась. Но хватит ли выделенных средств?
– Сегодня мы начинаем открывать дополнительные разъезды на БАМе и Транссибе, пересматриваем весовые нормы поездов, укрепляем электротяговое хозяйство, чтобы можно было вести тяжёлые поезда. Запланированный объём инвестиций – 562 млрд руб. – рассчитан под определённые объёмы перевозок. Рынок будет определять: развивать мощности дальше или не стоит. И не надо цифр пугаться – объёмы перевозок в 55–75 млн тонн в один день не появятся.
Многое зависит от того, что возить. Наш институт экономики транспорта даже межотраслевой баланс сделал: кто и что собирается везти в направлении дальневосточных портов. Но когда нам говорят, что из Кузбасса планируют везти на Дальний Восток 72 млн тонн угля, то, какие бы инвестиции мы ни вложили в БАМ, они никогда не окупятся. Нельзя бесконечно добывать в Кузбассе уголь, гнать его за пять-шесть тысяч км на экспорт и считать, что это бизнес. Для кого-то это, может быть, и бизнес, но не для железных дорог, потому что такие перевозки не окупаются. А вот если разрабатывать месторождения, тяготеющие к дальневосточным портам, то эти перевозки железным дорогам не будут в убыток. Там будут другие расстояния перевозки, поэтому вложенные деньги в течение 25–30 лет окупятся.

– А есть ли гарантии прогнозных объёмов? Может ведь получиться и так, что конъюнктура рынка изменится и бизнесу будет невыгодно гнать уголь на экспорт?
– Гарантий давать никто не хочет. Вы, мол, развивайте инфраструктуру, а мы посмотрим, какой будет рынок. Угольщикам предлагали схему: мы вложим деньги в развитие, но вы или везите, или платите. Такой контракт они подписывать не хотят. Да у нас таких и законов нет, они есть только у американцев. У нас железная дорога - публичная, и я не могу взять с грузовладельца деньги, если мы его груз не перевезли.

- Государство решило предоставить новому бизнесу на Дальнем Востоке пятилетние налоговые каникулы. А как с тарифной политикой?
- Уголь продаётся по той цене, по которой его покупают. Но русская пословица не зря говорит: «За морем телушка полушка, да рубль перевоз». Страна большая, а все рынки сбыта нашего сырья - за рубежом. При этом говорят: на уголь нельзя поднимать тарифы, иначе его не продашь. Но тогда надо осваивать месторождения, которые ближе к рынкам сбыта в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
Вообще тарифную политику давно надо менять. Она разрабатывалась, когда всё было в одних руках - и вагоны, и тяга, и перевозки. Но с тех пор всё поменялось. Отрасль реформировалась. Вагон стал частным, и это уже отдельный объект управления. Поэтому в тарифе должны остаться локомотив, инфраструктура и управление движением. Возможно, не надо и тонно-километры считать, пора переходить на вагоно-километры. Мы ведь вагоны перевозим - гружёные и порожние. И если посчитать работу железных дорог с учётом этого показателя, то она больше, чем выполнялась в пиковом 1988 году.

- А что означает БАМ для России?
- Вспомним историю Транссиба: городов Новосибирска и Красноярска когда-то не было - они появились только благодаря железной дороге. Так будет и с Байкало-Амурской магистралью. Не зря же президент страны объявил развитие Сибири и Дальнего Востока национальным приоритетом на весь XXI век. Я думаю, со временем вдоль БАМа появится новый индустриальный пояс России и вырастут красивые города.

Беседовала Тамара Андреева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31